Godiershop.ru

Гудиер Шоп
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Судьба офицеров вермахта попавших в советский плен

Судьба офицеров вермахта попавших в советский плен

Судьба офицеров вермахта попавших в советский плен

На сегодняшний день нельзя уверенно назвать точное количество лиц офицерского звания, попавших в советский плен. Официальные данные, представленные правительству СССР 12 октября 1959 года, гласят, что с 22 июня 1941-го по 1 июля 1945-го лагеря для военнопленных приняли 2 389 560 человек, среди которых офицеры составляли менее 3%. Более наглядно эта информация дана в таблице:

Численность германских военнопленных в советском плену

Численность германских военнопленных в советском плену

Однако существует мнение, что, вследствие как умышленного искажения данных на высшем уровне, так и недостатков учёта, эти цифры существенно преуменьшены. К тому же, многие высшие армейские чины оказались в плену уже после капитуляции Германии. Путаницу вносит и то, что вплоть до весны 1943 года хромала система учёта военнопленных, а за право содержания немецких офицеров — особенно генералитета — велось своеобразное соревнование между Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) и органами госбезопасности и контрразведки. Оба ведомства испытывали острый интерес к высшему офицерскому составу вермахта. Случалось, что запросы УПВИ на передачу им задержанных высокопоставленных военных оставались без ответа, а пленные отправлялись в тюрьмы НКВД, где их ожидала либо смертная казнь, либо срок в лагерях ГУЛАГа.

Пленный комендант Бобруйска генерал-лейтенант вермахта Адольф Гаман.

Быт и досуг

“Положение о военнопленных” 1941 года в числе прочих определяло и условия содержания офицеров вермахта. Офицерский состав размещался в благоустроенных жилых помещениях отдельно от рядовых и унтер-офицеров. Документ гласил, что офицеры и приравненные к ним лица могли привлекаться к работам лишь с их согласия, а также получали разрешение на ношение формы и знаков различия и отличия. Кроме того, они обладали правом на соответствующее медицинское обслуживание, переписку с родными, получение посылок и прочее. Офицеры обеспечивались продовольствием, одеждой и деньгами (приказ НКВД СССР № 001155 от 5 июня 1942 года предусматривал от 10 рублей в месяц для унтер-офицеров до 50 рублей для высших офицерских чинов). Продуктовое довольствие для генералитета определялось по нормам приложения № 4: в сутки полагалось 600 г хлеба, 125 г рыбы, 25 г мяса и т. д. — всего не менее 20 наименований. Кроме того, ежедневно выдавалось 20 сигарет и ежемесячно — три пачки спичек.

Основная масса офицеров вермахта размещалась в лагерях № 27 (Красногорск, Московская область), № 48 (Войково, Ивановская область), № 160 (Суздаль, Владимирская область), № 185 (Михайлово, Ивановская область), № 362 (Сталинград), № 476 (Дегтярск, Свердловская область) и на спецобъекте № 15 в подмосковном посёлке Лунёво.

Для охраны офицерских лагерей привлекалась 36-я дивизия конвойных войск НКВД, личный состав которой тщательно отбирался, и некоторые другие прошедшие специальную подготовку части войск НКВД. На случай неожиданных происшествий (пожары, нападение противника и т. д.) разрабатывались планы обороны этих объектов. По официальным данным, побегов из офицерских лагерей не было.

Помимо охраны и материального обеспечения военнопленных, органы УПВИ уделяли внимание организации свободного времени пленных офицеров — так называемой культурно-просветительной работе. Её суть сводилась в основном к проведению лекций и бесед о положении на фронтах, политической и экономической ситуации в родных странах и в мире в целом, информированию о решениях правительства Советского Союза по вопросам содержания военнопленных. Военнопленные смотрели советские кинофильмы, при каждом лагере работали небольшая библиотека и радиоузел, выпускались стенгазеты, организовывались трудовые соревнования и т. д. Кроме того, все военнопленные имели возможность отправления религиозных культов.

Делалось всё это не только и не столько для того, чтобы развлечь пленников. Перед органами УПВИ стояли более прагматичные цели, в первую очередь — использование высокопоставленных чинов вермахта для разложения войск противника и последующего укрепления позиций СССР на международной арене. Результатом работы НКВД в этом направлении стало создание в 1943 году в Красногорском лагере Национального комитета «Свободная Германия» — общественно-политического центра немецких антифашистов, а чуть позже – Союза немецких офицеров, антифашистского органа военнопленных офицеров. Обе организации просуществовали до ноября 1945 года и сослужили определённую службу советскому руководству. Например, глава Союза немецких офицеров Вальтер фон Зейдлиц, в январе 1943-го попавший в плен в Сталинграде, вёл активную агитационную работу в германских войсковых частях, попавших в окружение, призывая прекратить сопротивление во избежание бессмысленных человеческих жертв.

Пленный командир 51-го армейского корпуса вермахта генерал Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах.

Возмездие

Состоявшиеся в 1945 году Крымская и Берлинская конференции предусматривали расформирование немецких вооружённых сил, ликвидацию военной промышленности Германии и наказание военных преступников. В связи с этим ноябрьским приказом НКВД № 0268 была прекращена деятельность Союза немецких офицеров, “который в настоящем его состоянии является, по существу, организацией, поддерживающей в той или иной мере немецкие военные традиции”.

Этим же приказом военнопленные лишались права на ношение формы и знаков отличия и различия.

Для наказания военных преступников в 1941 году создаются военные трибуналы, которые позже в своей деятельности опирались на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. № 39 и Московскую декларацию 1943 г. Эти документы стали правовой базой для проведения судов над военнопленными. Они предусматривали такие виды наказания, как казнь через повешение (что казалось унизительным немецким офицерам — некоторые из них после приговора выступали с просьбой заменить повешение расстрелом) либо отправка на каторжные работы сроком на 1520 лет. Московская декларация объявляла, что военные преступники караются в соответствии с законами тех стран, где совершили преступления.

Открытые судебные процессы носили показательный характер и являлись прежде всего политическими акциями, призванными продемонстрировать решительность Советского Союза в справедливом возмездии за преступления и устрашении противника. Эти показательные суды начались ещё во время войны: в 1943 году открытые судебные процессы прошли в Краснодаре, Краснодоне, Харькове и Смоленске и вызвали международный резонанс. Второй всплеск наблюдался уже по окончании войны, когда подобные суды проводились в Брянске, Ленинграде, Николаеве, Минске, Киеве и других городах Союза.

Казнь немецких военных преступников на ипподроме в Минске. 1946 год.

Большая же часть преступников с офицерскими погонами на плечах предстала перед закрытыми судами. Порядок работы действовавших до 1953 года военных трибуналов регламентировался Положением Президиума Верховного Совета СССР, утверждённым в 1941 году.

Специфика работы этих судов заключалась в том, что процессы проводились обычно в закрытом порядке и по упрощённой процедуре — на заседаниях отсутствовали адвокаты, свидетели и т. д. Решение о таком порядке судопроизводства принималось на подготовительном заседании трибунала, принимавшем дело в судопроизводство. Обвинительное заключение по делу утверждалось тогда же. Все решения фиксировались в протоколе. Обвиняемые под расписку получали копии обвинительных заключений. Они имели право ходатайствовать о вызове свидетелей, экспертов, требовать документальные доказательства своей вины, при этом подсудимые должны были уточнить, для подтверждения каких конкретно фактов им требуются свидетели либо истребованные доказательства. Обвиняемые также имели право на защиту адвоката и назначение переводчиков. Только вот эти права — за исключением назначения переводчиков — носили формально-декларативный характер и зачастую не принимались судом во внимание.

Читайте так же:
Энимал джаз джинсы порезаны

Как правило, военный трибунал состоял из председателя, двух членов суда и секретаря. Порядок проведения судебного заседания был столь же прост: председатель зачитывал обвинительное заключение по делу и показания свидетелей (если они допускались к участию в процессе, то их показания заслушивались), предоставлял слово обвиняемому, а затем озвучивал приговор. Нередко подсудимых ожидала высшая мера наказания. С исполнением приговора не медлили. Так, бывший комендант Орла, Брянска и Бобруйска Адольф Гаман был осуждён как военный преступник 29 декабря 1945 г. Военный трибунал Московского военного округа вынес смертный приговор. На следующий день генерал-майор был повешен.

Публичная казнь немецких военных преступников на базарной площади в Николаеве. 1946 год.

Начиная с мая 1947 года самым распространённым наказанием стало заключение в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет — разорённая войной страна отчаянно нуждалась в рабочих руках. Несмотря на то что осуждённые имели право обжаловать свой приговор, обычно их просьбы оставались без ответа. После вступления приговора в силу осуждённые направлялись отбывать наказание в особые лагеря МВД СССР. Вот лишь несколько имён:

Генерал-лейтенант Ганс-Вальтер Гейне осуждён на 25 лет лишения свободы Военным трибуналом войск МВД Татарской АССР 12 февраля 1949 г. (содержался в лагерях № 362, 476, 48, тюрьме № 2 Казани, Речном и Воркутинском лагерях).

Военный трибунал войск МВД Краснодарского края 30 декабря 1949 г. к 25 годам лишения свободы приговорил генерал-майора Густава Гира (содержался в лагерях № 182, 148, 48, тюрьме № 1 Краснодара, тюрьме № 3 Новочеркасска, тюрьме № 1 Иваново).

Аналогичные приговоры выносились десятками.

Чтобы определить место отбывания наказания, осуждённых делили на две группы. В первую входили военнопленные, осуждённые по делам о военных преступлениях на территории Союза и приговорённые к каторжным работам. Независимо от состояния здоровья, они направлялись в Воркутинский исправительно-трудовой лагерь МВД. Осуждённые за другого рода преступления распределялись либо в Норильский и Воркутинский лагеря (трудоспособный контингент), либо в Томский и Понышский лагеря (нетрудоспособная категория).

Таким образом, заседания всех военных трибуналов проходили практически одинаково, а вынесенные ими приговоры были однотипны. Военные суды при принятии решения о виновности подсудимого не имели своего мнения, а штамповали на конвейере обвинения, выдвинутые предварительным следствием. Многие из осуждённых оканчивали свой жизненный путь в местах заключения. Например, генерал-майор Мюллер-Бюлов, осуждённый на 25 лет за расстрел в 1944 году нескольких сотен жителей Витебской области и использование труда мирных граждан на возведении оборонительных сооружений на передовой линии фронта, совсем немного не дожил до массовой репатриации — он скончался в феврале 1954 г. в Лежневском лагере № 48.

Жесть мундира. Самые знаменитые генералы и полковники России , забывшие про честь офицера

Борьба с коррупцией в нашей стране ведется с переменным успехом. Периодически в СМИ возникают сообщения об очередном пойманном чиновнике , а народ по-прежнему посмеивается — «авось не первый и не последний». Altapress.ru решил выяснить , а как обстоит дело с аллергией на взятки среди тех , кто больше остальных должен беспокоиться о соблюдении закона и чистоте мундира. Представляем рейтинг самых знаменитых полковников и генералов , не выдержавших искушения капиталом.

Задержание мэра Славгорода Сергея Горбунова.

Кирилл Черкалин

Кто такой: полковник , начальник банковского отдела управления «К» ФСБ.

Кирилл Черкалин.

В мае ФСБ России объявило о задержании одного из своих высокопоставленных сотрудников — полковника Черкалина. При обыске у него нашли 12 млрд рублей. Черная наличка хранилась на трех квартирах.

Следствию удалось установить , что Черкалин вместе со своими подельниками , также полковниками ФСБ Андреем Васильевым и Дмитрием Фроловым , подозревался в получении денег от одного из бизнесменов за покровительство его коммерческим структурам.

По данным Lenta.ru, полковники также работали в интересах банков «Траст» и «Югра». Примечательно , что Черкалин сам курировал в отделе «К» противоправную деятельность российских банков по отмыванию грязных денег.

Черкалин свою вину признал и заключил досудебное соглашение. В апреле 2019 года суд приговорил его к 7 годах лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима.

Дмитрий Захарченко

Кто такой: полковник МВД , заместитель начальник антикоррупционного главка МВД России.

Дмитрий Захарченко.

Ставший знаменитым на всю страну полковник , у которого нашли при обыске 8,5 млрд рублей. Причем Захарченко сначала заявил , что это деньги не его , а сестры. Но через несколько лет , потраченных на расследование уголовного дела , все выяснилось.

По данным РБК, Захарченко платили миллиардные взятки владельцы крупнейшей подрядной компании РЖД , которая называлась «1520». Эта компания выиграла , по данным Forbes , гостендеры на рекордную сумму — 218 млрд рублей. Покровительство щедро вознаграждалось.

В июне 2019 года Дмитрия Захарченко приговорили к 13 годам колонии и штрафу в размере 119 млн рублей.

Халил Арсланов

Кто такой: генерал-полковник , заместитель начальника Генштаба Вооруженных Сил РФ.

Халил Арсланов

Скандальное задержание высокопоставленного военного произошло в феврале 2020 года. Его обвинили в мошенничестве при осуществлении важного военного контракта на сумму 6,7 млрд рублей.

По данным федеральных СМИ , Арсланову было предъявлено обвинение за имевшиеся хищения ( 191 млн) при закупке современного цифрового телекоммуникационного оборудования для армии. Вместо российского оборудование было поставлено китайское , сообщало агентство Lenta.ru. Речь якобы шла о радиостанциях «Азарт».

При этом Арсланов руководил Главным управлением связи ВС России , поэтому подозрение пало на него. По данным РБК, Арсланова слил начальник 1-го управления Главного управления связи ( ГУС) Минобороны генерал-майор Александр Оглоблин.

В апреле 2020 года Арсланов был заключен под стражу. Срок заключения постоянно продлевается. Своей вины Арсланов пока не признает.

Александр Кизлык

Кто такой: генерал-лейтенант Федеральной таможенной службы

Таможенный начальник Александр Кизлык.

Александр Кизлык был арестован в декабре 2019 года за злоупотребление должностными полномочиями.

Вторым обвиняемым по этому же делу проходил его заместитель Алексей Серебро.

Как писал «АиФ», при обыске в квартире таможенного генерала нашли 600 тыс. евро , 600 тыс. долларов , золотые слитки и очень дорогие часы.

В настоящее время Кизлык и Серебро знакомятся с 30 томами уголовного дела. Им грозит до 10 лет лишения свободы ( ч. 3 ст. 285 УК РФ).

Александр Краковский , Александр Бирюков и Александр Брянцев

Кто такие: генералы МВД РФ.

Александра Краковского доставили в суд.

Сразу три генерала МВД России были задержаны в апреле 2020 года.

Читайте так же:
Туник сергей павлович спбгу

По версии следствия , сотрудники МВД неправомерно способствовали переводу под домашний арест владельца крупной компании Альберта Худояна, обвиняемого в мошенничестве. Также силовики способствовали снятию ареста с трех земельных участков в Москве стоимостью не менее 2,2 млрд рублей , в хищении которых и обвинялся Худоян.

Общая сумма взятки в СМИ не фигурирует.

Сергей Милейко

Кто такой: генерал-лейтенант , заместитель директора Росгвардии.

Бравый генерал Сергей Милейко.

В декабре прошлого года Московский гарнизонный суд арестовал одного из высших начальников Росгвардии по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере.

Милейко подозревают в хищении бюджетных средств и в махинациях при покупке обмундирования по завышенным ценам на сумму почти 700 млн рублей , пишет РБК.

Милейко все обвинения в свой адрес пока отвергает.

Александр Мельников

Кто такой: генерал-майор МВД России.

Генерал-майор МВД Александр Мельников.

Был задержан в мае 2019 года. Александра Мельникова обвинили в мошенничестве в особо крупном размере.

Как пишет «Газета.ru», история преступной деятельности генерала-майора столичной полиции началась в конце января 2019 года. Вместе с тремя другими сотрудниками полиции он решил заработать на предпринимателе , которого проверяли на причастность к мошенничеству.

Пригрозив коммерсанту привлечением к уголовной ответственности по приостановленному делу , полицейские предложили ему сделку , которая обошлась бы мужчине в 100 млн рублей.

Бизнесмен на первую встречу привез 500 тыс. рублей , передал их вымогателям , которые тут же были задержаны.

Мельникову грозит до 10 лет лишения свободы.

Евгений Кузин и Олег Агаев

Кто такие: полковники , начальник и заместитель начальника Главного управления уголовного розыска МВД России.

ФСБ.

В январе Кузин и Агаев были задержаны спецслужбами за то , что пытались получить взятку в размере 25 млн рублей рублей от 38-летнего уроженца Тбилиси , а ныне — жителя Москвы Дмитрия Чантурии , имеющего в определенных кругах статус «вора в законе» и прозвище «Мирон».

Высокопоставленным офицерам грозит до 15 лет лишения свободы.

Вадим Надвоцкий

Кто такой — полковник , начальник управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Алтайскому краю.

Вадим Надвоцкий.

Борец с коррупцией был задержан в ноябре 2018 году за то , что якобы через знакомого на протяжении трех лет частями получил взятку от директора коммерческих организаций на общую сумму 12 млн 900 тысяч рублей.

Надвоцкий получил шесть лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Эта закладка предназначена для тех наиболее внимательных из вас, кто замечает опечатки, орфографические, пунктуационные и фактические ошибки в наших текстах и хотел бы помочь нам исправить их. Мы заранее благодарим всех, кто вместе с нами стремится улучшить качество наших материалов. Ваша помощь неоценима не только для редакции — она также важна для тех читателей, которые благодаря вам прочтут эти тексты в правильной редакции.

В постели с врагом: “Наши немчики»

Официальной статистики не существует. Есть только предположения — вероятно, на территории СССР в 1941‑1944 гг. родилось около 100 тыс. (!) детей, чьими отцами были немецкие оккупанты. Как в дальнейшем сложились их судьбы?…

Дверь долго не открывали. Наконец после шестого звонка послышались шаркающие звуки и звон бутылок. Обозрев меня в глазок, человек, хрипло закашлявшись, спросил:

— Я из Москвы приехал. Вот моё удостоверение… Хочу поговорить… о вашем отце.

Звуки за дверью прекратились. Пропало даже дыхание:

— Убирайтесь отсюда. Не было у меня никакого отца. Слышите? НЕ БЫЛО!

«Изъять «немчат»

Эта тема тяжёлая. О ней молчали 70 лет, не упоминая даже шёпотом. Актриса Вера Глаголева, снявшая в 2009 г. фильм «Одна война» о женщинах, родивших детей от немцев, сказала в интервью: «Очень сложно искать фактуру. Они не желают говорить вслух. Я собирала рассказы по крупицам. Никто не приехал на премьеру фильма. Боятся».

8 июня 1942 г. командование вермахта в оккупированных районах СССР выпустило «Памятку о поведении немецкого солдата». Цитирую выдержку оттуда: «Требуется срочно ограничить контакты солдат с женской половиной гражданского населения — ввиду угрозы причинения вреда чистоте германской расы».

Ограничения, видимо, не помогли. Уже в марте 1943 г. комендант города Орла генерал-майор Адольф Гаман постановил: «Родив ребёнка от немецкого солдата, русская мать имеет право на алименты». Получив подтверждение от отца, казна выплачивала 30 марок в месяц.

Сколько же всего было таких женщин? И, самое главное, сколько родилось детей?

Рассмотрим печальный опыт других стран. За 5 лет (1940‑1945 гг.) в крохотной Норвегии появились на свет 12 тыс. младенцев: их отцами были военнослужащие СС и вермахта. Одна из таких детей, Анни-Фрид Лингстад, дочь фельдфебеля Альфреда Хаазе, была вывезена в Швецию и позже стала солист­кой культовой группы ABBA. Во Франции итогом «горизонтального сотрудничества» (как издевательски называли это сами французы) с немцами стали 200 тыс. (!) новорождённых.

А что же у нас? Ничего. Эта тема — табу. В архивах есть письмо Иосифу Сталину академика Ивана Майского, присланное в апреле 45-го: учёный муж интересовался, как поступить с детьми, родившимися у советских женщин от немецких солдат. В письме академик предлагал «поголовно изъять всех этих «немчат», переменить им имена и разослать в детские дома».

— По моим оценкам, в России, Прибалтике, Белоруссии и на Украине вследствие сожительства с немцами в 1941‑1944 гг. родилось от 50 до 100 тыс. детей, — утверждает исследователь-историк из США Курт Блаумайстер. — В процентном отношении это очень немного, потому что под оккупацией оказалось 73 млн советских граждан, а 5 млн немецких солдат, выполнявших функции оккупантов, в основном были молодыми мужчинами. Что же случилось потом?

Около 2 тыс. женщин власти сослали на поселение в район Белого моря. Их детей забрали на воспитание госучреждения. Таких матерей ненавидели, звали «немецкими подстилками», хотя на деле всё не так уж просто. Кто-то спал с врагом, чтобы не умереть с голоду и накормить своих детей. Многие девушки были изнасилованы и, забеременев, не хотели делать аборт.

«Топили, как котят»

64-летний Курт Блаумайстер тоже дитя войны, только наоборот. Его мать, немка из Берлина, прижила ребёнка от советского офицера и впоследствии в 1948 г. перебралась в Америку. Когда мать умерла, Блаумайстер долго искал своего отца, но так и не нашёл.

«Мать рассказала, его звали Volodya, — вздыхает исследователь. — Фото не сохранилось». Сейчас Курт зарабатывает на жизнь тем, что выполняет экспедиции по заказам родственников солдат вермахта, убитых в сражениях с Красной армией. Он ездит по просторам экс-СССР и старается найти останки погибших.

Исследует архивы, берёт показания у свидетелей. За последние 5 лет к Блаумайстеру трижды поступали и другие заказы, как он сам говорит, «весьма необычные». 90-летние старики, когда-то пришедшие на нашу землю с оружием в руках, будучи при смерти, пытаются отыскать своих детей. Тех самых, которых родили от них русские и украинские женщины.

Читайте так же:
Как делают ткань для джинсов

— Мне удалось найти только двоих, — рассказывает Блаумайстер. — Уже пожилые люди, почти по 70 лет. Одного нашёл в Тихвине, другого — в Выборге. Оба отказались со мной разговаривать — не хотят иметь с биологическими отцами ничего общего.

Мне повезло больше. Стоя на пороге, я четверть часа общался через закрытую дверь, и человек пустил меня в квартиру, хотя полгода назад не пустил туда Блаумайстера. Иван Сергеевич (имя изменено) узнал тайну своего рождения 10 лет назад. Умирая от рака, мать решила открыть ему правду.

Совсем седой, он показывает свои послевоенные фот­о — светленький мальчик с веснушками играет на балалайке. «Когда во дворе в войнушку играли, меня дразнили «немчиком», — говорит он. — Я сразу лез драться. Смешно, правда?» Иван Сергеевич вырос в уверенности, что его отцом был партизан, казнённый гитлеровцами. Реальность оказалась жестокой. «Мама одна осталась в Нарве с младенцем на руках — моим старшим братом.

Молоко пропало, брат заболел, а к ней всё ефрейтор клеился из обозной службы. Дам, говорит, и сгущёнку, и хлеб, если ляжешь со мной. Вот она и легла… А брат-то всё равно умер. Когда поняла, что беременна, было уже поздно. Увидеть он меня хочет? Он не отец мне, а б… фашистская. Он маму всё равно что изнасиловал».

Его мать объяснила: так поступали многие. Даже те, у кого муж на фронте. «На что только баба не пойдёт, лишь бы дети с голоду не пухли. Жрать нечего, картофельные очистки по праздникам ели. Имелись, конечно, и шлюхи, что гуляли с офицерами за духи и шёлковые платья.

Насиловали фрицы тоже много — красивые девки сажей мазались, горбатились, в рванье ходили, только бы не лезли. А лезли всё равно — здоровые же мужики, тяжело им без баб. В одном нашем дворе, мама сказала, за 3 года четверо «немчиков» родились, как и я, белобрысые. Когда наша армия пришла, две матери детей от фрицев, как котят, в речке утопили, а мать моя сбежала со мной, чтобы соседи не донесли», — рассказывает Иван Сергеевич.

Отцы со свастикой

Я пытался найти под Петербургом 93-летнюю женщину, родившую в 1942 г. ребёнка от офицера вермахта, но не нашёл её — «адресат выбыл». Да и смысл? Никто не хочет вспоминать прошлое. Помимо тех, кого сослали на поселение к Белому морю, в 1945 г. несколько тысяч советских женщин (точная цифра неизвестна) получили 10 лет лагерей по статье «Сотрудничество с оккупантами», хотя сотрудничали они сугубо в постели.

Хватало соседского доноса — ребёнок от фрица, и органы не разбирались, кто прав, а кто виноват. «Зачем с ними возиться? — сердится бывшая партизанка, 90-летняя Нина Федорова. — Мы в лесах воевали, обмороженные без еды, а эти твари с немцами в кроватях обжимались. Ну, кого снасильничали — слов нет, тут другое дело». Однако все архивные источники сходятся во мнении: 80% женщин избежали репрессий.

Их дети — и те, что попали в детдома, и те, что остались с матерями (за редким исключением), — не узнали, кто их отцы. Когда я проводил это расследование, меня спрашивали: «А сам-то ты как относишься к таким женщинам?» Нелёгкий вопрос. Героиня фильма «Одна война», заливаясь слезами, кричит офицеру НКВД: «Жён, сестёр своих защитить не могли — так хоть жалеть научитесь!» Следует признать: большинство случаев сожительства с немцами вовсе не было добровольным.

В Норвегии в организации «Союз детей войны» состоит 150 человек, во Франции в объединении «Сердца без границ» — 300. Думается, в России набралось бы куда меньше. Мне удалось найти только одного человека, признавшего, что его отец — немец. И то на условиях полной анонимности. Эти дети (уже пожилые люди) либо не знают о своём происхождении, либо предпочитают молчать — стыдятся. Лишь бы соседи не узнали, что ты — «фриц», а твоя мать — «подстилка». И это спустя 70 лет.

И здесь я хотел бы выразить своё мнение. Правительство Германии уже выплачивало компенсации узникам концлагерей и тем, кто был отправлен на каторгу в Третий рейх. Думается, в Берлине пора понять: люди, чьи матери были изнасилованы или принуждены к сожительству с оккупантами, тоже заслуживают компенсаций.

Эти жертвы войны никто не учитывал, а ведь отцы со свастикой сломали жизнь своим детям.

И в любом случае, как бы то ни было, САМИ ДЕТИ НИ В ЧЁМ НЕ ВИНОВАТЫ.

Они не «немчики». Они — наши.

Кстати…

Хуже всего детям, рождённым от немецких оккупантов, пришлось не в сталинском СССР, а во вполне демократичной Норвегии. 50 тыс. норвежских женщин (каждая десятая!) вступили в связь с солдатами вермахта. 14 тыс. из них были арестованы, а 5 тыс. угодили в тюрьму.

Детей, которых норвежцы называли tyskerunge («немецкими ублюдками») и naziyingel («нацистской икрой»), объявили слабоумными — 90% из них угодили в дома для душевнобольных и пробыли там… до 60-х гг.!

«Союз детей войны» заявил, что tyskerunge использовали для экспериментов с медицинскими препаратами. В 2005 г. детям от немцев принесли извинения и выплатили компенсацию в 30 тыс. евро на человека.

Во Франции в 1944-1945 гг. за секс с вражескими солдатами было казнено 5 тыс. француженок, 20 тыс. были острижены наголо и приговорены к одному году тюрьмы, а также к лишению французского гражданства. Детям «бошей» было запрещено учить немецкий язык и носить немецкие имена.

В Нидерландах после 5 мая 1945 г. в ходе уличных самосудов было убито 500 «шлюх-предательниц», прочих уличённых в «горизонтальном сотрудничест­ве» собирали на площадях и обливали из шлангов нечистотами. Их дети были переданы в детдома.

Материалы по теме

Советская контратака в деревне, Западный фронт, октябрь 1941 года

«Катастрофы можно было избежать»

Портрет Иосифа Сталина на бульваре Унтер-ден-Линден в Берлине. Лето 1945 года

«Мы совершенно не были готовы к оккупации»

«Мы часто думаем о Гитлере как о сильном человеке, который не думал о поражении, но здесь впервые у него, кажется, появляется зерно сомнения относительно победы в войне. Есть что-то в этих словах, что делает заявление менее уверенным и сильным, чем изначально планировалось. Как будто он беспокоится о том, что битва может быть проиграна», — сказал Дэви.

Генерал Муньос в ответ на телеграмму пожелал Гитлеру победы. «Трудности настоящего момента могут только подтвердить мою уверенность в окончательной победе, и мое единственное желание состоит в том, чтобы отношения между нашими двумя странами могли стать еще более глубокими и близкими, даже если это будет происходить ценой тяжелых жертв», — написал испанский военачальник.

Читайте так же:
Что такое армяк лексическое значение

Ожидается, что телеграммы будут проданы на онлайн-аукционе в пятницу, 3 декабря, за три тысячи фунтов стерлингов (около 300 тысяч рублей).

Битва за Москву — один из переломных моментов во Второй мировой войне — началась в сентябре 1941 года. В декабре Красная армия перешла в контрнаступление и отбросила немцев на сотни километров от столицы.

marafonec

Дверь долго не открывали. Наконец после шестого звонка послышались шаркающие звуки и звон бутылок. Обозрев меня в глазок, человек, хрипло закашлявшись, спросил:

— Я из Москвы приехал. Вот моё удостоверение… Хочу поговорить… о вашем отце.

Звуки за дверью прекратились. Пропало даже дыхание:

— Убирайтесь отсюда. Не было у меня никакого отца. Слышите? НЕ БЫЛО!

Звуки за дверью прекратились. Пропало даже дыхание:

— Убирайтесь отсюда. Не было у меня никакого отца. Слышите? НЕ БЫЛО!

«Изъять «немчат»

Эта тема тяжёлая. О ней молчали 70 лет, не упоминая даже шёпотом. Актриса Вера Глаголева, снявшая в 2009 г. фильм «Одна война» о женщинах, родивших детей от немцев, сказала в интервью: «Очень сложно искать фактуру. Они не желают говорить вслух. Я собирала рассказы по крупицам. Никто не приехал на премьеру фильма. Боятся».

8 июня 1942 г. командование вермахта в оккупированных районах СССР выпустило «Памятку о поведении немецкого солдата». Цитирую выдержку оттуда: «Требуется срочно ограничить контакты солдат с женской половиной гражданского населения — ввиду угрозы причинения вреда чистоте германской расы».

Ограничения, видимо, не помогли. Уже в марте 1943 г. комендант города Орла генерал-майор Адольф Гаман постановил: «Родив ребёнка от немецкого солдата, русская мать имеет право на алименты». Получив подтверждение от отца, казна выплачивала 30 марок в месяц.

Сколько же всего было таких женщин? И, самое главное, сколько родилось детей?

Рассмотрим печальный опыт других стран. За 5 лет (1940‑1945 гг.) в крохотной Норвегии появились на свет 12 тыс. младенцев: их отцами были военнослужащие СС и вермахта. Одна из таких детей, Анни-Фрид Лингстад, дочь фельдфебеля Альфреда Хаазе, была вывезена в Швецию и позже стала солист­кой культовой группы ABBA. Во Франции итогом «горизонтального сотрудничества» (как издевательски называли это сами французы) с немцами стали 200 тыс. (!) новорождённых.

А что же у нас? Ничего. Эта тема — табу. В архивах есть письмо Иосифу Сталину академика Ивана Майского, присланное в апреле 45-го: учёный муж интересовался, как поступить с детьми, родившимися у советских женщин от немецких солдат. В письме академик предлагал «поголовно изъять всех этих «немчат», переменить им имена и разослать в детские дома».

— По моим оценкам, в России, Прибалтике, Белоруссии и на Украине вследствие сожительства с немцами в 1941‑1944 гг. родилось от 50 до 100 тыс. детей, — утверждает исследователь-историк из США Курт Блаумайстер. — В процентном отношении это очень немного, потому что под оккупацией оказалось 73 млн советских граждан, а 5 млн немецких солдат, выполнявших функции оккупантов, в основном были молодыми мужчинами. Что же случилось потом?

Около 2 тыс. женщин власти сослали на поселение в район Белого моря. Их детей забрали на воспитание госучреждения. Таких матерей ненавидели, звали «немецкими подстилками», хотя на деле всё не так уж просто. Кто-то спал с врагом, чтобы не умереть с голоду и накормить своих детей. Многие девушки были изнасилованы и, забеременев, не хотели делать аборт.

«Топили, как котят»

64-летний Курт Блаумайстер тоже дитя войны, только наоборот. Его мать, немка из Берлина, прижила ребёнка от советского офицера и впоследствии в 1948 г. перебралась в Америку. Когда мать умерла, Блаумайстер долго искал своего отца, но так и не нашёл.

«Мать рассказала, его звали Volodya, — вздыхает исследователь. — Фото не сохранилось». Сейчас Курт зарабатывает на жизнь тем, что выполняет экспедиции по заказам родственников солдат вермахта, убитых в сражениях с Красной армией. Он ездит по просторам экс-СССР и старается найти останки погибших.

Исследует архивы, берёт показания у свидетелей. За последние 5 лет к Блаумайстеру трижды поступали и другие заказы, как он сам говорит, «весьма необычные». 90-летние старики, когда-то пришедшие на нашу землю с оружием в руках, будучи при смерти, пытаются отыскать своих детей. Тех самых, которых родили от них русские и украинские женщины.

— Мне удалось найти только двоих, — рассказывает Блаумайстер. — Уже пожилые люди, почти по 70 лет. Одного нашёл в Тихвине, другого — в Выборге. Оба отказались со мной разговаривать — не хотят иметь с биологическими отцами ничего общего.

Мне повезло больше. Стоя на пороге, я четверть часа общался через закрытую дверь, и человек пустил меня в квартиру, хотя полгода назад не пустил туда Блаумайстера. Иван Сергеевич (имя изменено) узнал тайну своего рождения 10 лет назад. Умирая от рака, мать решила открыть ему правду.

Совсем седой, он показывает свои послевоенные фот­о — светленький мальчик с веснушками играет на балалайке. «Когда во дворе в войнушку играли, меня дразнили «немчиком», — говорит он. — Я сразу лез драться. Смешно, правда?» Иван Сергеевич вырос в уверенности, что его отцом был партизан, казнённый гитлеровцами. Реальность оказалась жестокой. «Мама одна осталась в Нарве с младенцем на руках — моим старшим братом.

Молоко пропало, брат заболел, а к ней всё ефрейтор клеился из обозной службы. Дам, говорит, и сгущёнку, и хлеб, если ляжешь со мной. Вот она и легла… А брат-то всё равно умер. Когда поняла, что беременна, было уже поздно. Увидеть он меня хочет? Он не отец мне, а б… фашистская. Он маму всё равно что изнасиловал».

Его мать объяснила: так поступали многие. Даже те, у кого муж на фронте. «На что только баба не пойдёт, лишь бы дети с голоду не пухли. Жрать нечего, картофельные очистки по праздникам ели. Имелись, конечно, и шлюхи, что гуляли с офицерами за духи и шёлковые платья.

Насиловали фрицы тоже много — красивые девки сажей мазались, горбатились, в рванье ходили, только бы не лезли. А лезли всё равно — здоровые же мужики, тяжело им без баб. В одном нашем дворе, мама сказала, за 3 года четверо «немчиков» родились, как и я, белобрысые. Когда наша армия пришла, две матери детей от фрицев, как котят, в речке утопили, а мать моя сбежала со мной, чтобы соседи не донесли», — рассказывает Иван Сергеевич.

Читайте так же:
Как правильно ушить джинсы по внутреннему шву

Отцы со свастикой

Я пытался найти под Петербургом 93-летнюю женщину, родившую в 1942 г. ребёнка от офицера вермахта, но не нашёл её — «адресат выбыл». Да и смысл? Никто не хочет вспоминать прошлое. Помимо тех, кого сослали на поселение к Белому морю, в 1945 г. несколько тысяч советских женщин (точная цифра неизвестна) получили 10 лет лагерей по статье «Сотрудничество с оккупантами», хотя сотрудничали они сугубо в постели.

Хватало соседского доноса — ребёнок от фрица, и органы не разбирались, кто прав, а кто виноват. «Зачем с ними возиться? — сердится бывшая партизанка, 90-летняя Нина Федорова. — Мы в лесах воевали, обмороженные без еды, а эти твари с немцами в кроватях обжимались. Ну, кого снасильничали — слов нет, тут другое дело». Однако все архивные источники сходятся во мнении: 80% женщин избежали репрессий.

Их дети — и те, что попали в детдома, и те, что остались с матерями (за редким исключением), — не узнали, кто их отцы. Когда я проводил это расследование, меня спрашивали: «А сам-то ты как относишься к таким женщинам?» Нелёгкий вопрос. Героиня фильма «Одна война», заливаясь слезами, кричит офицеру НКВД: «Жён, сестёр своих защитить не могли — так хоть жалеть научитесь!» Следует признать: большинство случаев сожительства с немцами вовсе не было добровольным.

В Норвегии в организации «Союз детей войны» состоит 150 человек, во Франции в объединении «Сердца без границ» — 300. Думается, в России набралось бы куда меньше. Мне удалось найти только одного человека, признавшего, что его отец — немец. И то на условиях полной анонимности. Эти дети (уже пожилые люди) либо не знают о своём происхождении, либо предпочитают молчать — стыдятся. Лишь бы соседи не узнали, что ты — «фриц», а твоя мать — «подстилка». И это спустя 70 лет.

И здесь я хотел бы выразить своё мнение. Правительство Германии уже выплачивало компенсации узникам концлагерей и тем, кто был отправлен на каторгу в Третий рейх. Думается, в Берлине пора понять: люди, чьи матери были изнасилованы или принуждены к сожительству с оккупантами, тоже заслуживают компенсаций.

Эти жертвы войны никто не учитывал, а ведь отцы со свастикой сломали жизнь своим детям.

И в любом случае, как бы то ни было, САМИ ДЕТИ НИ В ЧЁМ НЕ ВИНОВАТЫ.

Они не «немчики». Они — наши.

Кстати…

Хуже всего детям, рождённым от немецких оккупантов, пришлось не в сталинском СССР, а во вполне демократичной Норвегии. 50 тыс. норвежских женщин (каждая десятая!) вступили в связь с солдатами вермахта. 14 тыс. из них были арестованы, а 5 тыс. угодили в тюрьму.

Детей, которых норвежцы называли tyskerunge («немецкими ублюдками») и naziyingel («нацистской икрой»), объявили слабоумными — 90% из них угодили в дома для душевнобольных и пробыли там… до 60-х гг.!

«Союз детей войны» заявил, что tyskerunge использовали для экспериментов с медицинскими препаратами. В 2005 г. детям от немцев принесли извинения и выплатили компенсацию в 30 тыс. евро на человека.

Во Франции в 1944-1945 гг. за секс с вражескими солдатами было казнено 5 тыс. француженок, 20 тыс. были острижены наголо и приговорены к одному году тюрьмы, а также к лишению французского гражданства. Детям «бошей» было запрещено учить немецкий язык и носить немецкие имена.

В Нидерландах после 5 мая 1945 г. в ходе уличных самосудов было убито 500 «шлюх-предательниц», прочих уличённых в «горизонтальном сотрудничест­ве» собирали на площадях и обливали из шлангов нечистотами. Их дети были переданы в детдома.

Профессиональный рост

Впрочем, несмотря на все это, совсем скоро после принятия нового режима Франц Гальдер стал генерал-майором. Он стал одним из высших офицеров. В это же время он вступил в близкие отношениями с Людвигом Беком, лидером движения против Гитлера. Они сошлись на нелюбви к новому положению дел. Но презрение к системе не помешало Францу Гальдеру пользоваться привилегиями, которыми его эта система осыпала. Его вновь повысили. Все это происходило в 1938 году, когда устройство немецкой армии претерпевало сильные внутренние изменения. Создавалась новая армия, и Гальдер стал ближайшим помощником и заместителем главы Генерального штаба наземных войск.

Таким образом, Людвиг Бек, его недолгий соратник среди оппозиции, стал его непосредственным начальником. Но продолжалось это недолго. Бека сместили, и Франц Гальдер занял его место. Никого не удивил такой поворот дел. Гальдер и так уже сосредоточил в своих руках основные функции Генерального штаба. К тому же, что было весьма немаловажно, Адольф Гитлер поддержал его кандидатуру, считая Гальдера «готовым поддерживать его идеи и идти навстречу будущему». Происхождение и многочисленные связи Гальдера также сыграли свою роль. Отсутствие в нем какой-либо харизмы и лидерских качеств тоже пришлось очень кстати. Он мог с легкостью переложить идеи начальства на бумагу и создать из разрозненных предложений план сражений и всей войны. Его называли «маленьким человеком», сравнивали с невзрачным школьным учителем.

Сложнее, чем на войне

Сейчас на командующем группировкой лежит, может быть, даже более сложная и ответственная задача, чем в период активных боевых действий, считает военный эксперт Владислав Шурыгин.

Тогда надо было просто, что называется, разгромить врага. Здесь всё ясно, это военное дело, — отметил специалист. — А сейчас мы переходим к стадии борьбы уже не с открытым противником, а с партизанским движением. И задача становится крайне сложной. С одной стороны, необходимо это движение сломать до того, как оно укоренится. А с другой, нужно соблюдать определенные правила и бороться в том числе за симпатии населения, которое находится между двумя огнями.

Многое зависит от того, насколько успешно будут устранены гуманитарные проблемы: восстановлены хозяйство и инфраструктура, добавил эксперт.

— Эти задачи тоже придется решать нашим военным, потому что для боевиков, которые ушли в подполье, главными врагами становятся уже не солдаты, а учителя, земледельцы, духанщики и торговцы. Людей, которые восстанавливают мирную жизнь, террористы рассматривают как намного большую угрозу, чем, скажем, военнослужащих перемещающегося батальона, — заключил Владислав Шурыгин.

Особенность сегодняшней ситуации в том, что у командующего российской группировкой меньше сил, но больше район ответственности, отметил военный эксперт Виктор Мураховский.

Военнослужащий российской военной полиции во время совместного с турецкими военными патрулирования трассы М-4 в провинции Идлиб в Сирии

Военнослужащий российской военной полиции во время совместного с турецкими военными патрулирования трассы М-4 в провинции Идлиб в Сирии

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector