Неполная семья

admin
18.07.2019 0 Comment

Проблемы неполных семей

Причины неполных семей.

Определение, причины неполной семьи

НЕПОЛНЫЕ СЕМЬИ

Неполные семьи — это семьи с одним родителем и детьми. В целом по России показатель роста доли неполных семей увеличился с 15,1% в 1989 г. до 18,6% в 1994 г.

В неполных семьях воспитывается каждый седьмой российский ребенок, не достигший 18 лет.

Среди неполных семей есть так называемые прочие семьи, их еще называют неполными расширенными семьями (брат и сест­ра без родителей, бабушки, дедушки и внуки). Средний размер таких семей всегда меньше среднего размера семей с брачными парами.

По данным Госкомстата РФ за 1990— 1996 гг., 3,8 млн. детей и подростков остались без одного из родителей.

По данным микропереписи 1994 г., 12,9 % составляли непол­ные семьи, причем более 0,9 % таких семей — молодые матери с малолетними детьми.

В городах неполных семей больше, чем в сельской местности (по данным статистики 1986 г., а сейчас еще больше). Рост числа и доли неполных семей является фактором, снижающим средний размер семьи.

Развод родителей. Уровень разводимое™ повышается. Пример­но 22 % мужчин и женщин 1 раз в жизни разводились, и, судя по статистике ЗАГСов, уровень компенсации разводов повторными браками даже у мужчин не превышает 60 %.

Внебрачные рождения. На фоне снижения общего коэффициен­та рождаемости происходит рост доли детей, родившихся вне брака. В 60 —70-е годы эта доля, по данным Госкомстата РФ, составляла Ю- 12 %. В 1989 г. — 13,2 %, в 1994 г. — 19,6 %, в 1995 г. — 21,1 %, в 1996 г. -23,0%.

Каждый 5-й ребенок рождается вне брака своих родителей. Около 40 % детей, рожденных вне брака, признаются отцами и регистри­руются органами ЗАГСа по совместному заявлению отца и матери. Это может быть фактический брак с наличием семейных связей, но с общей неустойчивостью отношений. Мужчины не считают себя обязанными связывать жизнь с женщинами и оказывают только ма­териальную помощь ребенку. Часто детей вне брака рожают женщи­ны в зрелом возрасте, не имеющие возможности создать семью.

Смерть одного из родителей. По статистике больше неполных материнских семей, чем отцовских. Возможно, этот факт можно объяснить тем, что смертность мужчин выше, чем женщин.

Расширенные неполные семьи, число которых растет в последнее время. В результате потери родителей (смерть, лишение родитель-ских прав, пьянство, отбывание родителями наказания в местах лишения свободы) внуков берут на воспитание представители старшего поколения, чаще всего пенсионеры.

Материально-бытовые (финансовые) проблемы.Если семья имеет один трудовой доход, она считается малообеспеченной. При не­работающих родителях семья вынуждена жить на пособие по без­работице и на детские пособия.

Детские пособия низкие, несвоевременно выплачиваются, как и пенсия по случаю потери кормильца (СПК), при разводе могут быть проблемы с выплатой алиментов.

Проблема трудоустройства.Решение этой проблемы, особенно матерью-одиночкой, затруднена из-за того, что одинокому роди­телю нужна хорошо оплачиваемая работа, близко от дома, воз­можность иметь свободный график, выполнять работу дома, без командировок и ночных смен.

Одинокий родитель берет на себя чрезмерную трудовую на­грузку, часто дополнительные заработки, чтобы обеспечить нор­мальную жизнь своим детям.

В расширенных неполных семьях доход низкий, складывается в основном из пенсии воспитывающих внуков стариков пенсионеров.

Жилищная проблема.Может возникать во всех неполных семь­ях, особенно при невозможности размена жилплощади. Разведен­ные родители вынуждены проживать совместно, что служит по­водом для конфликтов.

Одинокая мать с ребенком вынуждена жить со своими родите­лями из-за необеспеченности жильем. Возможность улучшить свое жилье минимальна.

Психологические проблемы.»Проблема родителей» — проблема совмещения ролей, когда в силу обстоятельств одинокий роди­тель должен выполнять функции другого родителя. В отцовских неполных семьях страдает уклад жизни, общество плохо воспри­нимает такие семьи.

Отсутствие опыта семейной жизни,особенно у матерей-одино­чек, нормальных семейных отношений с противоположным полом.

После развода отношения между родителями могут остаться нормальными (бинуклеарная семья, соучастие родителей в вос­питании детей после развода) или находятся в состоянии кон­фронтации. Чаще мать препятствует общению детей с отцом, уча­стию его в воспитании детей или отец вообще не интересуется детьми и только помогает материально.

Проблема воспитания и социализации детей.Неполная семья не имеет целостной гармоничной системы отношений, возникает несбалансированность между двумя группами членов семьи — тех, кто нуждается в материальной и духовной поддержке и тех, кто обеспечивает это удовлетворение, поэтому в таких семьях воз­никает перегрузка у второй активной части. Кроме того, отец и мать не взаимозаменяемы для детей в плане воспитания (ребенок многого недополучает). Сверхзанятость родителей на работе, мате­риальные и другие проблемы нередко приводят к безнадзорно­сти детей со всеми вытекающими отсюда последствиями. В таких семьях больше педагогически запущенных детей.

Распад семьи создает чувство вины у родителей перед детьми, из-за чего возникает гиперопека, приводящая к избалованности детей, умению манипулировать взрослыми в своих интересах (от­сутствие самостоятельности).

В других случаях мать вымещает свою обиду за неудачную жизнь на детях (постоянные отношения конфликтности).

В неполной семье значительно чаще возникают конфликты между матерью и детьми-подростками.

В последнее время можно видеть преобладание женских непол­ных семей — «бабушка—мать—ребенок», где каждое поколение как бы повторяет судьбу родителя. Ребенок, воспитанный в такой семье, обычно недостаточно подготовлен к семейной жизни и созданию собственной семьи и вероятность распада брака у вос­питанных в неполной семье выше, чем у выросших в обычной.

В расширенных семьях нет доминирующей роли родителей, воспитывающие детей старики часто больны и плохо адаптирова­ны к современной жизни. Это негативно сказывается на воспита­нии, особенно подростков.

Проблема создания новой семьи.Опыт прошлой семейной жиз­ни мешает создать новую семью: разведенным — боязнь повто­рить ошибку; овдовевшим — память по умершему супругу; одино­ким — отсутствие опыта семейной жизни, которые, как правило, очень самостоятельны и не готовы идти на компромисс. Повтор­ный брак приносит душевный комфорт, улучшает материальную сторону жизни, но чаще достигнутое желаемое бывает кратковре­менным, мешает сравнение с бывшим браком. Иногда происхо­дит «возвратный» брак, когда родители вновь пытаются наладить свою жизнь. Такой брак сохраняет интересы детей. Брачный союз возникает между людьми, хорошо знающими достоинства и не­достатки друг друга. Но он может иметь и негативную сторону, когда в семью возвращается отец-алкоголик или мать с асоциаль­ным поведением.

У детей возникает проблема отношения к отчиму, мачехе.По­вторный брак может изменить жизнь детей; вызвать проблему от­ношений с новым членом семьи, особенно если в семью входит родитель со своим ребенком; создать проблему отношений между родителями — проблему рождения общего ребенка; обострить проблему отношений родственников с обеих сторон к повторно­му браку.

Проблемы детей.Дети часто являются свидетелями и участни­ками семейных событий или обстоятельств психотравмирующего характера (распад семьи, проживание с отчимом, мачехой, жизнь в конфликтной семье, смерть родителей, проблема приходящих родителей). Все это негативно влияет на ребенка, деформирует его психику, нравственное и эмоциональное развитие. Дети чув­ствуют обиду, угнетенность, собственную вину за распад семьи, у них может развиться чувство собственной неполноценности.

Чаще всего развод происходит до 8-летнего возраста ребенка, когда начинается становление психологической идентификации ребенка с родителем того же пола, а представление о противопо­ложном поле деформируется.

Тесные контакты с родителями, оставшимися в одиночестве, неудовлетворенность личной жизнью, которую родитель остро переживает, негативно влияют на формирование личности ре­бенка, нарушают формирование у него адекватного представле­ния о взаимоотношениях между полами. Все это не способствует четкой полоролевой идентификации ребенка. Отсутствие одного из родителей, а также супружеских отношений существенно вли­яет на формирующуюся систему ценностей, в которой централь­ное место, особенно для подростков, занимают любовные пере­живания. Они рано начинают половую жизнь, еще до совершен­нолетия.

Дети из неполной семьи во что бы то ни стало пытаются пре­одолеть судьбу родителей, с их несложившейся личной жизнью, что сужает систему ценностей, делая ее однобокой, ведет к не­адекватному разрешению любого психологического стресса, на­пример, в виде суицида.

В мотивах суицидентов в 92 % случаев ведущим является небла­гополучие в отношениях с противоположным полом и неумение правильно построить эти отношения.

Дети перестают общаться с родителями. Отчим, мачеха, как правило, не играют существенной роли в воспитании пасынков. Отношения чаще всего становятся формальными.

Дети из неполных семей нуждаются в психотерапевтической помощи, в помощи социального педагога.

Проблема взаимоотношения детей.В случае рождения в такой семье общего ребенка, может возникнуть проблема отношения пасынков и падчериц к этому ребенку, а также проблема отноше­ния к новой семье родственников с обеих сторон.

Медицинские проблемы.Неустроенные в семейном положении женщины часто имеют внебрачную беременность, в 2 раза чаше заканчивающуюся рождением недоношенных детей или детей снизкой массой тела. Каждый 2-й ребенок рождается с аномалией развития, с внутричерепной травмой. В большинстве случаев это связано с распространением вредных привычек у одиноких мате­рей (курение и алкоголь).

В последние годы отмечаются неблагоприятные показатели здо­ровья, уровень общей заболеваемости увеличился в 2 раза, чем в полных семьях, хроническая патология встречается в 3 — 4 раза чаще.

Социальные исследования НИИ педиатрии АМН показали, что 10,5 % женщин после развода страдают нейропсихическими забо­леваниями, особенно те, которые имеют маленьких детей. Среди разведенных в 2,5 раза больше женщин-инвалидов, чем среди женщин, состоящих в браке.

В неполных семьях дети болеют в 1,7 раза чаще и длительнее (данные 1997 г. Мамайкулова). Психические травмы при разводе или смерти одного из родителей имеют большое значение в фор­мировании пограничных нервно-психических расстройств у детей. Являясь единственным источником дохода, родитель из непол­ной семьи не всегда может взять больничный лист по уходу за ребенком, и дети часто остаются недолеченными.

Среди причин часто болеющих детей одно из первых мест зани­мает низкая медицинская культура и низкая медицинская актив­ность матерей. Женщины не считают, что развод — психическая травма для ребенка, не обращают внимание на проявления таких неврозов у детей, как тики, энурез, заикание; не лечат хрониче­ские заболевания у них (заболевания ЖКТ, почек, кожи и т.д.).

Состав и благосостояние неполных семей в России

Чурилова Е.В.
(Опубликовано в журнале «Социологические исследования», 2015, №3, с. 78-81)

Между переписями населения 2002 и 2010 гг. численность женщин, не задекларировавших в ходе переписи совместное проживание с партнером и воспитывающих детей в возрасте до 18 лет, снизилась с 5,6 до 5 млн. Доля неполных материнских семей в числе всех семей с детьми до 18 лет уменьшилась с 26,8 до 21,1%. На первый взгляд, такая позитивная динамика говорит о сокращении распространения феномена одинокого материнства. Однако, если рассматривать проживание в неполных семьях с точки зрения детей, то, наоборот, доля детей, живущих без отца, увеличилась с 24 до 25,5%.

К категории неполных относятся семьи матерей, проживающих без партнера и родивших ребенка вне брачного союза, разведенных или овдовевших. Их жизненные истории различаются: внебрачные рождения вследствие распавшихся сожительств и отношений, когда беременность становится неожиданностью для мужчины-партнера; рождение ребенка для себя, сознательное одинокое материнство; развод или овдовение во время беременности. Рождение ребенка вне брака и регистрация его без установления отцовства характерна в большей степени для молодых девушек до 20 лет. Доля одиноких матерей, никогда не состоявших в брачно-партнерском союзе, не превышает 10%, а наибольшую часть составляют матери, у которых последний союз закончился разводом или расставанием.

Российские исследователи отмечают, что неполные семьи обеспечены хуже, чем полные семьи. Неполные семьи являются более уязвимыми и подверженными риску бедности, так как в отличие от полных семей одинокие матери вынуждены сочетать в себе роли единственного кормильца и воспитателя детей. Но наибольшему риску бедности подвержены неполные семьи, в состав которых входят пенсионеры.

Разведенные и вдовые отличаются от родивших детей вне брачно-партнерского союза тем, что их семья превратилась из полной в неполную из-за ухода партнера, развода или смерти. Разведенные женщины могут рассчитывать на финансовую помощь от бывшего мужа, хотя не все получают алименты на детей.

Материальная поддержка женщин, родивших ребенка вне брачно-партнерского союза, невелика, а выплаты и льготы, предоставляемые одиноким матерям, зависят от решения руководства регионов. Материальное положение, жилищные условия и финансовые возможности изменяются с течением времени и зависят от возраста. С точки зрения экономики, в молодом возрасте доходы невелики, поэтому сбережения невозможны, а потребление происходит в долг или в кредит. С ростом трудового дохода, который достигает пика в зрелые годы, долги отдаются и делаются сбережения, на которые люди должны обеспечивать себя в старости.

Цель статьи — проанализировать благосостояние и состав неполных семей в России и проверить, изменяются ли они со временем.

Для анализа были использованы данные панельного исследования «Родители и Дети, мужчины и женщины в семье и обществе» (РиДМиЖ). Выборка второй волны (2007 г.) включала 11117 наблюдений, выборка третьей волны (2011 г.) — 11184 наблюдений, из которых 7419 человек были опрошены повторно (панельная составляющая). Средний возраст матери-одиночки в 2011 г. — 36,7 лет. Большая часть (63,3%) — женщины в возрасте от 35 лет и старше. Молодых девушек от 18 до 24 лет только 7,2%. В большинстве одинокие матери — жительницы городов, в сельской местности проживают 20,1% неполных семей.

Неполная семья определяется как семья, состоящая из матери и несовершеннолетних детей. В неполной семье могут проживать совершеннолетние дети или другие родственники. Наиболее частые составы неполной семьи — мать и один ребенок (43,6%); мать и двое детей (10,4%); мать, один ребенок и один родственник (15%); мать, один ребенок младше 18 лет и один ребенок старше 18 лет (7,6%).

Таким образом, неполные семьи из двух человек преобладают (43,6%), семьи из трех человек составляют 33%, из четырех человек — 14,3%, из пяти и более человек — 9,2%.

Так ли одиноки одинокие матери? Хотя одинокие матери проживают только с детьми и другими родственниками, 25,2% имеют устойчивые отношения с партнером, проживающим отдельно. В 14,2% случаев этот партнер приходится для женщины бывшим мужем. В половине случаев женщин с такими партнерами связывают устойчивые и длительные отношения: 19,7% одиноких матерей состоят в отношениях с отдельно проживающим партнером в течение 3-5 лет, 26,8% — более 6 лет. По данным РиДМиЖ-2004 г., 80% одиноких матерей виделись с партнером не реже одного раза в неделю. Для части одиноких матерей воспитание ребенка вне полной семьи является осознанным выбором ввиду того, что они не хотят или в силу различных обстоятельств не могут жить в одном домохозяйстве с партнером, с которым их связывают длительные отношения.

Благосостояние неполных семей. Данные исследования позволили выявить четыре компонента благосостояния.

Имущественная обеспеченность. Для неполных семей типично наличие бытовой техники, но невелика доля владеющих дорогостоящими благами, такими как автомобиль, дача или второе жилье (табл. 1). Самые распространенные блага одиноких матерей практически идентичны благам полных семей. Исключения составляют кондиционер, посудомоечная машина, индивидуальная спутниковая тарелка.

Таблица 1. Имущественная обеспеченность неполных семей, 2011 г.
(в % от числа опрошенных)

Имущество

Есть

Нет, не могут себе позволить

Нет, по другим причинам

Цветной телевизор

98,2

1,4

0,4

Холодильник, морозильник

97,7

1,4

Стиральная машина

92,4

5,1

2,5

Видеомагнитофон или DVD-плейер

83,0

7,8

9,2

Домашний компьютер, ноутбук

71,4

21,6

7,1

Микроволновая печь

71,2

14,9

13,9

Второе жилье — летняя дача, садовый домик

14,7

49,3

Индивидуальная спутниковая тарелка

14,0

30,7

55,3

Гараж, парковочное место

12,8

30,3

Кондиционер воздуха

9,7

42,2

48,1

Легковой автомобиль иностранного производства

9,4

46,3

44,3

Легковой автомобиль отечественного производства

8,8

62,2

Второе жилье — дом, квартира, зимняя дача

5,3

47,5

47,3

Другие транспортные средства

4,5

21,9

73,6

Посудомоечная машина

2,2

33,5

64,3

Второй автомобиль

1,2

21,4

77,4

Жилищная обеспеченность. Только 5,1 % неполных семей снимают жилье, остальные либо проживают в собственном жилище (73%), либо в муниципальном (16%), либо проживают не в своем, но не платят за его аренду (4,7%). У 90,8% — отдельная квартира, частный дом или часть дома с отдельным входом. Только 8,4% неполных семей проживают в общежитиях или коммунальных квартирах. С другой стороны, свои жилищные условия матери из неполных семей оценили в 40,6% случаев как хорошие или отличные, 43,4% — удовлетворительные, а 16% — плохие или очень плохие. Довольно высокая доля слабо удовлетворенных своими условиями при хорошей жилищной обеспеченности объясняется тем, что жилище для более, чем половины неполных семей является тесным: в жилищах только 40,8% домохозяйств одиноких матерей число комнат больше или равно числу проживающих.

Базовые потребительские возможности. Среди неполных семей достаточно высока степень удовлетворения коммунальными услугами, сбалансированным питанием. От 50 до 60% неполных семей не могут позволить пригласить к себе в гости родных или друзей, заменить мебель и бытовые приборы, и, что более важно, не имеют возможности оплачивать образование детей. Недельный отпуск вне дома доступен только для 1/3 российских неполных семей.

В 2011 г. неполные семьи могли себе позволить оплачивать медицинские услуги, исключая дорогостоящие (59%), оплачивать образование членов семьи (45%), заменять по мере необходимости мебель и вышедшие из строя бытовые приборы.

Субъективные оценки благосостояния. 57,2% одиноких матерей с большим трудом сводят концы с концами, 34,6% — с некоторыми усилиями, 8,2% — легко. 22,5% одиноких матерей указали, что в конце месяца у них остается некоторая сумма, которую можно сберечь, а в настоящее время есть сбережения у 27%.

Что касается занятости, то, среди одиноких женщин 79,1% работают, не имеют работы 4,5%, находятся в отпуске по уходу за ребенком 5,9%, 7% занимаются домом и семьей. Одинокие матери в большинстве своем оформлены на работу и имеют бессрочный контракт (80,6%), срочный трудовой контракт (7,7%) или договор подряда (2,2%). Имеют устные договоренности с работодателем и, как следствие, большую подверженность риску неисполнения обязательств с его стороны, 9,4% женщин.

Среди работающих одиноких мам 26,9% отметили, что работодатель разрешает им гибко организовывать свое рабочее время с учетом семейных обстоятельств. Имеют возможность работать все время дома менее 1 %.

Одинокие матери в большинстве случаев указывают, что работодатели редко предоставляют им льготы и услуги, связанные с лечением ребенка и уходом за ним. Менее трети женщин могут бесплатно или за часть платы приобрести для ребенка путевку в детские летние оздоровительные учреждения. Только 7% женщин работодатели частично или полностью оплачивают содержание ребенка в детских дошкольных учреждениях.

Среди одиноких матерей, чьим детям меньше 14 лет, 33,2% получают помощь по уходу за детьми от родственников, друзей, соседей.

Изменения жилищных условий. Жилищные условия неполных семей значительно изменились за рассматриваемый период: доля неполных семей, проживающих в отдельном жилище (квартире или индивидуальном доме), возросла с 77,2 до 83,9%, живущих в коммунальных квартирах снизилась в 2 раза. Уменьшилась и доля проживающих в общежитиях или занимающих часть дома: с 16,2 до 12,7%.

Улучшение жилищных условий произошло также за счет увеличения числа комнат в жилище, занимаемом неполной семьей. Доля семей, имеющих в жилище одну жилую комнату, снизилась с 22,1 до 16,2%, а имеющих две комнаты увеличилась с 40,9 до 45,9%.

Однако оценка одинокими матерями своих жилищных условий не изменилась за это время, и пятая часть и в 2007, и в 2011 г. оценивала свои жилищные условия как «очень плохие» и «плохие».

Некоторые итоги. Демографические и социально-экономические характеристики одиноких матерей демонстрируют устойчивость во времени: данные РиДМиЖ-2011 практически совпадают с характеристиками, выявленными РиДМиЖ-2004. Таким образом, большая часть одиноких матерей в России проживает только с одним ребенком, проявляет высокую экономическую активность, но имеет худший набор базовых потребительских возможностей и находится в сложном материальном положении. Тем не менее одинокое материнство представляет собой динамическое состояние: часть женщин вступает в новый брак, поэтому их затруднительное финансовое и материальное положение является временным. Те одинокие матери, которым не удалось вступить в новый брак, демонстрируют улучшение жилищных условий и имущественной обеспеченности.

Выполнено при поддержке Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ», N 14-05-0055.
ЧУРИЛОВА Елена Владимировна — аспирантка кафедры демографии НИУ «Высшая школа экономики», младший научный сотрудник Центра демографических исследований Российской экономической школы
Михеева А. Р. Человек в сфере частной жизни: векторы трансформаций семейных отношений. Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2012
Чурилова Е. В., Чумарина В. Ж. Внебрачные рождения и добрачные зачатия в России: осознанное решение родителей? // Вопросы статистики. 2014. N 7. С. 43-49
Захаров С. В., Чурилова Е. В. Феномен одинокого материнства в России: статистико-демографический анализ распространенности и механизмов его формирования // Мир России: Социология, этнология. 2013. Т. XXII. N 4. С. 86-117
Калабихина И. Е. Неполные семьи: проблемы и перспективы их решения // Семья в России. 1995. N 1-2. С. 166-181; Зверева Н. В. Экономическое положение семей в России // Домохозяйство, семья и семейная политика / Под ред. В. В. Елизарова, Н. В. Зверевой. М.: Диалог-МГУ, 1997. С. 88-101; Овчарова Л. Н., Пишняк А. И., Попова Д. О. Измерение и анализ благосостояния: возможные подходы на основе данных РиДМиЖ // Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе. Выпуск 1 / Под. науч. ред. Т. М. Малевой, О. В. Синявской. М.: НИСП, 2007. С. 387-420; Захаров С. В., Чурилова Е. В. Феномен одинокого материнства в России: статистико-демографический анализ распространенности и механизмов его формирования // Мир России: Социология, этнология. 2013. Т. XXII. N 4. С. 86-117
Калабихина И. Е. Неполные семьи: проблемы и перспективы их решения // Семья в России. 1995. N 1-2. С. 166-181; Кучмаева О. В., Марыганова Е. А., Петрякова О. Л., Синельников А. Б. О современной семье и ее воспитательном потенциале // Социологические исследования. 2010. N 7. С. 49-55.
Лежнина Ю. Л. Социально-демографические факторы, определяющие риск бедности и малообеспеченности // Социологические исследования. 2010. N 3. С. 36-44.
Ржаницына Л. С. и др. Алименты в России: анализ проблем и стратегия в интересах детей. Проект Института экономики РАН. М.: ИЭ РАН, 2012
Ярская-Смирнова Е. Р., Романов П. В. Социальная защищенность городской монородительской семьи // Мир России. 2004. Т. 13. N 2. С. 66-95
Вторая волна обследования в России была проведена в апреле-сентябре 2007 г. Независимым институтом социальной политики при участии Независимой исследовательской группы «Демоскоп». Третья волна обследования в России была проведена летом 2011 г. (подробнее см.: http://www.socpol.ru/gender/RIDMIZ.shtml).
Вопрос о частоте встреч респондента с отдельно проживающим партнером не был представлен в вопроснике третьей волны обследования.
Захаров С. В., Чурилова Е. В. Феномен одинокого материнства в России: статистико-демографический анализ распространенности и механизмов его формирования // Мир России: Социология, этнология. 2013. Т. XXII. N 4. С. 86-117.
Захаров С. В., Чурилова Е. В. Феномен одинокого материнства в России: статистико-демографический анализ распространенности и механизмов его формирования // Мир России: Социология, этнология. 2013. Т. XXII. N 4. С. 86-117.

>Совет 1: Чем отличается полная семья от неполной

Официальный статус

Официально полной признается семья, в которой совместно проживают и занимаются воспитанием детей оба родителя или лица, их заменяющие. Это значит, что полной семьей смело можно назвать следующие типы семей:
— семьи, где биологические родители детей состоят в официальном браке, проживают совместно и совместно занимаются воспитанием детей;
— семьи, где родители детей состоят в официальном браке, но практикуют «альтернативные» формы семейных отношений, такие как гостевой брак, открытый брак и т.п.;
— семьи, в которых родители не состоят в официально зарегистрированных отношениях, но проживают совместно и вместе занимаются воспитанием общих детей;
— семьи, в которых супруг не является биологическим отцом одного или нескольких детей, но проживает совместно с их матерью и занимается их воспитанием.
— семьи с усыновленными или опекаемыми детьми, в которых статус законного представителя имеют оба супруга.
Неполной называют семью, состоящую из матери и ее ребенка (детей). Причем, если отец официально отсутствует (в свидетельстве о рождении ребенка стоит прочерк), женщина признается матерью-одиночкой. Если же отец официально признал своего ребенка (имеется свидетельство об установлении отцовства), но не проживает совместно с его матерью, женщина не имеет статуса матери-одиночки, однако воспитывает ребенка в неполной семье.

Психологические различия

Несмотря на то, что неполные семьи стали теперь совершенно обычным явлением, психологи не считают такую семью семьей полноценной.
Для нормального гармоничного развития личности ребенку необходимо, чтобы его воспитанием занимались как мать, так и отец. Причем, вопреки расхожему мнению, это важно не только для мальчиков, но и для девочек. Видя, как мать и отец строят отношения, как взаимодействуют друг с другом в разных жизненных ситуациях, ребенок получает матрицу взаимоотношений мужчины и женщины, супругов, родителей и детей.
Получая тепло и внимание от отца и матери, ребенок воспринимает всю полноту родительской любви. Известно, что мать любит свое дитя безусловно, просто за то, что оно появилось на свет, а любовь отца – оценочная и требовательная. Он готов радоваться успехам ребенка, гордиться ими, но своими требованиями, советами, наставлениями стимулирует дальнейший рост личности своего чада.
Если воспитанием занимается только мать, ей невольно приходится брать на себя как мужские, так и женские семейные функции, в том числе по отношению к ребенку, а это искажает его формирующееся представление о социальных ролях матери и отца, хозяйки дома и добытчика.
Конечно, если условия в полной семье были неприемлемы, если на мать и ребенка оказывалось психологическое давление, если они подвергались физическому насилию, такой семейный микроклимат можно скорее назвать разрушительным для психики ребенка. И, разумеется, в этом случае ему лучше воспитываться в неполной семье.
Но женщине важно понимать, что для успешного воспитания ребенка, правильного формирования его психики и социальных представлений ей придется приложить гораздо больше усилий, нежели в условиях полной гармоничной и благополучной семьи.

Семья без отца

Мать не может быть еще и отцом, но она, для пользы ребенка, может лепить устойчивый образ отца

На меня всегда производит глубокое впечатление степень понимания проблемы, которую выражают женщины, когда они говорят о воспитании ребенка без отца. Это справедливо по отношению не только к разведенным, но и вдовам, так что эти трудности не основываются на чувстве вины за то, что отец был выжит из дома. Эти женщины часто используют слова: «Это ужасная ответственность быть одновременно и матерью, и отцом».

Это действительно верно — мать-одиночка вынуждена принимать серьезную ответственность, которая обычно возлагается на отца или разделяется с ним. Ей приходится принимать самостоятельно все важнейшие решения и, как правило, зарабатывать на жизнь. Роль кормильца семьи забирает у нее большую часть времени, которое в идеале должно отводиться для радостей и забот материнства. Но я полагаю, что часть этой преувеличенной тревоги базируется на недоразумении — на допущении, что женщина должна как-то пытаться быть для ребенка не только матерью, но и отцом. Но это невозможно как психологически, так и физически.

Мы знаем, что ребенку нужны оба — отец и мать. Маленький ребенок, у которого нет того или другого, настойчиво требует у оставшегося родителя найти ему недостающего. Но самое примечательное — это то, что ребенок может создать себе родителя, отвечающего многим его потребностям. Если ребенок продолжает видеться с ушедшим родителем или просто хорошо его помнит, то он может общаться с этим родителем в своем воображении в промежутках между визитами. Если ребенок не помнит ушедшего родителя, он может реконструировать его образ из того, что он о нем слышал, из того, чем он восхищается в знакомых взрослых того же пола, и из тех черт, какие он хотел бы видеть в этом своем недостающем родителе. Когда отцы возвращаются после войны домой, то многие отпрыски, которые по малолетству успели их начисто забыть, гневно отвергают притязания этих мужчин на то, чтобы зваться их отцами. Вместо этого дети тычут пальцами в отцовскую фотографию, с которой у них ассоциируется некий идеальный образ и все слышанные ими рассказы и истории. Даже ребенок, который вообще никогда не знал родителей — вследствие их смерти или своего незаконного рождения, — создает в своем воображении живые образы обоих, созданные из элементов знакомых ему людей или тех, о ком он читал. И этих созданных его воображением родителей он может описать во многих подробностях и со многими деталями.

Незаконнорожденные дети, принятые с рождения в другие семьи, даже если эти семьи идеальные, могут часами грезить о своих настоящих родителях, которых они никогда не знали и относительно которых обычно ничего не могут разузнать. Временами в юношеском или взрослом возрасте они пытаются отыскать своих настоящих родителей, даже если понимают, что никогда не смогут с ними воссоединиться.

Таким образом, человек — это существо, которое должно иметь отца и мать, по крайней мере в душе, и которое по необходимости создает их самостоятельно. Разумеется, хороший настоящий отец по многим статьям гораздо предпочтительней, чем идеальный образ. Но если настоящего нет, то задача матери состоит не в том, чтобы пытаться его заменить, и даже не обязательно в том, чтобы подыскать нового супруга, а в том, чтобы создать атмосферу, в которой ребенок мог бы создать себе образ отца в собственном воображении.

Тут нам следует дать очень краткий обзор прогрессивного развития взаимоотношений среднего мальчика и средней девочки с отцом и матерью — на сознательном и бессознательном уровнях — и как это формирует их характеры. А затем мы сможем обсудить, что полезного может извлечь из этой информации мать, в одиночку воспитывающая ребенка.

Примерно в возрасте шести месяцев младенец начинает отличать друг от друга людей, которые о нем заботятся, и вырабатывать по отношению к ним чувство именно как к людям. Мать (или та, кто ее заменяет) имеет огромнейшее значение для ребенка в последующие два года, в основном от матери девочка или мальчик получает чувство безопасности, защищенности. На этой стадии развития у ребенка не развивается столь же сильное чувство зависимости от отца, если, конечно, тот не возится с ребенком так же много, как и мать. Но ребенок в это время учится различать мужчин и женщин, улавливает разницу в манерах, голосах, строгости, готовности играть. Ребенок выучивается, как приспосабливаться к этим различиям и получать от этого удовольствие.

Где-то между двумя и тремя годами мальчик более сознательно начинает понимать, что его предназначение — стать мужчиной. С этого возраста и до шести лет он начинает работу по формированию себя по облику и подобию отца — особенно старших братьев, если таковые имеются, и других дружески настроенных мужчин. Он наблюдает и мотает себе на ус, какие занятия и дела их интересуют, как они к ним подходят, какое поведение они считают правильным, а какое нет, как они относятся друг к другу и к женщинам, как они разговаривают, какие жесты используют, какие чувства они выражают открыто, а какие скрывают, чего они боятся. Мальчик весь день играет в мужские игры: скачет на лошадке, стреляет из пистолета, катает игрушечные автомобили, собирает здания и механизмы из деталей детского конструктора, управляет машиной или самолетом, а при игре в дом берет на себя роль отца. К трем годам мальчик начинает осознавать чувства, связанные с гениталиями, и может быть втянут в сексуальные игры с другими детьми своего возраста.

Между тремя и четырьмя любовь мальчика к матери, которая раньше выражалась главным образом в его зависимости от нее, приобретает по нарастающей романтические свойства. В четыре года он может заявить, что намерен на ней жениться. Но интенсивная и собственническая природа этой любви (мальчик — человек, и ничто человеческое ему не чуждо) пробуждает в нем чувства соперничества и антагонизма по отношению к любимому отцу. Поскольку мальчик считает, что отец по отношению к нему питает те же чувства и поскольку отец гораздо больше, сильнее и умнее его, то мальчик ощущает сильную подавленность в связи с таким неравным соперничеством и загоняет все связанные с этим мысли и чувства в подсознание. Это глубоко запрятанное беспокойство, и то, что к пяти-шести годам он уже начинает больше разбираться в жизни вокруг него, приводит в конечном счете к тому, что мальчик отказывается от желания, чтобы мать принадлежала только ему.

После этого он уже не желает, чтобы она его целовала и ласкала, по крайней мере на людях. Постепенно нарастает нетерпимость и презрение к девочкам и всяким там любовным историям. Благословенной переменой для него является возможность полностью отдаться всевозможным безличностным интересам, таким как изучение грамоты и арифметики, природы, наук; собирание коллекций, требующие мастерства игры. С этого времени ему уже не нужно усиленно подражать отцу, потому что он считает, что он и так уже характером весь в отца. Вместо потребности делать родителям приятное появляется желание спорить, возражать, противоречить, раздражать. Теперь он хочет подражать старшим мальчикам — во внешности, манере поведения, в их занятиях.

Мы считаем, что влечение мальчика в возрасте от трех до шести лет к матери закладывает основы его романтических, идеалистических чувств, которые проявятся в будущем, когда мальчик повзрослеет. Таким образом, его сексуальность будет крепко связана с глубокой любовью к прекрасной женщине, которая будет также нежной матерью его детей (в отличие от большинства животных, у которых сексуальное влечение неразборчиво и мимолетно). Но мы считаем также очень важным, что маленький мальчик при всем своем сильном влечении к матери не должен в действительности привязываться к ней так сильно, что потом не сможет от нее отстраниться. В нормальной семье желанию, чтобы мать всецело принадлежала только ему, мальчику, не дают развиться три взаимосвязанных фактора: его благоговение перед отцом, его понимание, что романтическая любовь матери принадлежит ее мужу, и тактичное пресечение матерью стремления мальчика слишком сильно к ней привязаться в физическом смысле.

Временами мы наблюдаем ситуацию, в которой мать по легкомыслию поощряет сына быть слишком близким к ней. Это может произойти по причине полного охлаждения чувств между ней и мужем, так что она вместо этого обращает всю чувственность на сына. Или, быть может, она большая вертихвостка, которая подсознательно стремится соблазнить любого мужчину любого возраста. (Ну, вы знаете этот тип женщин, который я имею в виду.) Или, возможно, она является женщиной, которой не нравятся мужчины с ярко выраженной мужественностью. Она предпочитает таких, которых можно склонить к тому, чтобы они разделяли ее женские интересы. Существует множество способов, какими все эти разные типы матерей могут слишком сильно привязать к себе своих сыновей.

Если муж постоянно находится в разъездах, то мать может позволить сыну спать в отцовской постели во время отлучек последнего; таким образом она невольно поощряет потаенные мечты сына занять место отца. Другая может бездумно слишком обнажаться перед сыном, кокетничать с ним, танцевать или в шутку представлять, что он ее муж. Она может обнимать сына слишком пылко и долго и не пресекать, тактично, его поползновений к тому же. Иная может демонстрировать, что разговоры с сыном и его компания ей гораздо более приятны, чем общество мужа и разговоры с ним. Или же мать, сама того не сознавая, но очень тонко, может отвлекать сына от времяпровождения с другими мальчиками и от его мальчишеских интересов; вместо этого она постоянно пытается заинтересовать его оформлением интерьеров, кройкой и шитьем или искусствами. Она может сделать сына своим доверенным лицом, рассказывая ему о своих друзьях и проблемах, как будто он — другая женщина.

Хочу оговориться, что я вовсе не желаю запугивать нормальных матерей, требуя, чтобы они тут же стали суровыми и необщительными со своими сыновьями. Просто одинаково нежелательно, чтобы мать была слишком холодной и неприветливой к сыну или, наоборот, слишком уж обволакивающей. Я только хочу подчеркнуть естественную разницу во взаимоотношениях между матерью и сыном, матерью и мужем, матерью и подругой.

Очевидно, что матери-одиночке гораздо труднее поддерживать нормальные отношения с сыном, такие же как в полных семьях. Она одинока. Какой бы нормальной ни была ее психика, у нее будет тенденция сделать сына своим очень близким компаньоном, особенно если других детей у нее нет, и расточать все свое душевное тепло исключительно на него. Но ситуация вовсе не так безнадежна, как кажется. Существуют какие-то природные ограничители. Во-первых, у мальчика есть инстинктивная тяга исполнять роль нормального парня. И если давление на него не слишком уж сильно, то он выберет правильную линию поведения и фактически навяжет ее матери. Мальчик будет стремиться хранить в памяти образ отца, а пробелы заполнять собственным воображением.

Далее, психоаналитические исследования показывают, что у мальчика останется достаточно благоговенья перед памятью отца, так что у него не появится желания вторгнуться на отцовскую территорию, если мать ведет себя правильно. Под правильным поведением понимается то, что мать показывает, что она тоже хранит память об отце мальчика и уважает его именно как отца своего ребенка. И ради своего сына она никогда не будет порочить или унижать отца (все равно, умер ли он или ушел из семьи), невзирая на то, что она на самом деле о нем думает. Мать также поможет мальчику с уважением относиться к фигуре отца, которую мальчик создает в своем воображении из черт разных мужчин, с которыми он сталкивается в жизни, — родственников, преподавателей, докторов, торговцев, соседей, поклонников матери. Мать может сделать это, демонстрируя, что ее отношения по типу мужчина-женщина с каждым из них, родственные ли, деловые или романтические, все отличаются по качеству от отношения мать-ребенок. Другими словами, каждый из этих мужчин помогает указывать мальчику его место — место ребенка, так же как это делал бы отец. Но это при условии, что мать им подыгрывает, относясь к ним как к мужчинам, а к сыну как к ребенку.

Я вовсе не хочу сказать, что мать-одиночка должна остерегаться обращаться к своему сыну-школьнику как к зрелой личности настолько, чтобы не посвящать его в свою финансовую ситуацию, не позволять себе свободно с ним поболтать о пустяках, не ездить с ним в турпоездки, бояться даже потрепать его по плечу или не давать ему чувствовать ответственность за экономию денег или их зарабатывание. Скорее, она должна добиваться, чтобы он, вне зависимости от того, какая ответственность на него возложена, продолжал помнить, что он — ее сын, а не муж (и уж точно не подруга). Мать должна всячески поддерживать свои дружеские и деловые связи. Когда она со своим мальчиком отправляется на экскурсию, то может пригласить участвовать в ней другого мальчика и, возможно, его родителей. Мать должна поощрять сына иметь своих друзей и свои интересы и иметь возможность ходить в гости без нее (не разыгрывая жутких страданий по поводу того, что он вынужден ее на время покинуть). Когда сын войдет в подростковый возраст, матери, возможно, придется напоминать себе, что она не должна ревновать его к его подружкам.

Все это проходит гораздо легче в случае, если у матери-одиночки несколько детей. В этом случае каждый понимает, что есть взрослый мир и есть мир детей, как бы близко эти миры ни соприкасались в семье.

Остаются еще естественные страхи матери, которая без отца воспитывает сына, что она, будучи женщиной, не сможет понять нужды сына или узнать, правильно ли он развивается и приспосабливается в социальном плане и как помочь ему в его проблемах. (Это несколько напоминает ситуацию, когда курица высиживает утиные яйца.) Прежде всего, я считаю хорошим признаком, когда мать признает, что мальчики для нее являются большей загадкой, чем девочки, по крайней мере в некоторых отношениях; это означает, что она сама в полной мере женщина и питает уважение к мужскому полу как чему-то иному. Женщина, считающая, что она прекрасно знает, как руководить противоположным полом, может перегнуть палку в применении этого своего знания, что вызовет либо бунт, либо безвольную покорность.

Когда мать признает, что она только женщина, это способствует развитию рыцарства в ее сыне, независимо от того, четыре ему года или шестнадцать лет. Его желание угодить матери и помочь ей с лихвой компенсирует недостаток знания мужской натуры с ее стороны. Если все идет правильно, то сын сам инстинктивно отыщет свое мужское предназначение без постоянного руководства с ее стороны. Ее тревоги развеются, когда он добьется успехов дома, в школе и среди друзей.

Материнские сомнения, как правило, усиливаются, когда ее сын достигает периода созревания. Возможно, он станет более скрытным относительно своих друзей, девушек, своих мыслей и поступков. («Ты куда?» — «Так, погулять».) В нем пробуждаются, по крайней мере моментами, бурные эмоции. Он становится настроен бунтарски против некоторых преподавателей и других авторитетов. Он может дать понять матери, что поскольку она принадлежит к другому полу и другому поколению, то, стало быть, безнадежно отстала от времени и современной ситуации. К этому времени сын уже превышает ее ростом и размерами, что исключает возможность контролировать его поведение с помощью физического воздействия. Дисциплина отныне может поддерживаться лишь с помощью моральных увещеваний, а это все равно что кататься на велосипеде, не держась за руль.

Романтическая привязанность к матери, столь сильно проявлявшаяся в возрасте до шести лет, ощущается теперь чаще всего негативно — как неприятие всяких нежностей, на которые подросток тут же ощетинивается. Ибо только «маменькин сынок» в таком возрасте чувствует себя вполне комфортно в материнской компании. В общем, мать, воспитывающая сына без мужа, в своих попытках держать подростка под контролем сталкивается с теми же самыми трудностями и проблемами, что и полная семья, только переживает их острее. Трудно сформулировать правильную линию поведения в позитивных терминах — звучать будет совершенной банальщиной. Легче начать с некоторых негативных положений.

Мы знаем, что подростка невозможно контролировать постоянными нотациями и угрозами наказания. Это только раздражает их и провоцирует на бунт. Слежка, подозрения и недоверие еще хуже; подросток ведет себя по принципу: «Она мне не верит, думает, что я плох, ну так почему бы мне не поразвлечься и не стать действительно плохим?» С другой стороны, в наше время многие родители из боязни серьезно законфликтовать с детьми притворяются, с самыми лучшими намерениями, что им безразлично, что те вытворяют. А подростки на самом деле, в глубине души сознают свое незнание жизни и нуждаются в советах и руководстве родителей. Хотя обычно никогда в этом не признаются. Но они часто жалуются своим друзьям или доверенным взрослым, что хотят, чтобы родители давали им советы и наставления, как это делают родители их друзей. Подростки ощущают, что это один из аспектов родительской любви.

Так что мать-одиночка определенно должна показать, что ей не все равно, какое впечатление производит ее сын на общество (как его окружение, так и ее), и что она считает само собой разумеющимся, что временами они вместе обсуждают его поведение. Это могут быть случайные разговоры, не обязательно нудные и долгие разборки. Подросток любит, чтобы такие разговоры проходили на должном уровне, как между двумя взрослыми людьми. Должно быть признано, что поскольку большую часть дня он предоставлен самому себе, то ему надо не просто приказывать, что делать, а убедить в необходимости именно такого поведения. Подростка не задевает, если при этом родительница выражается ясно и твердо. Его раздражает, если ему затыкают рот. А то, что на словах он может не соглашаться с материнскими советами, вовсе не означает, что он их отвергает.

Если мать не может убедить сына-подростка в своей правоте — потому что она не может понять позицию сына — и если она все же чувствует эту свою правоту, то она должна придерживаться своей точки зрения. Даже если он не послушает мать в этот раз, в дальнейшем знание ее мнения поможет ему. А тем временем она может предложить сыну посоветоваться с другим мужчиной — дядей, учителем, священником, адвокатом.

Если подросток встречается с отцом или переписывается с ним, то для решения некоторых проблем можно привлечь его. Но даже если отец тоже выступит против матери, ей все равно не следует менять своей точки зрения. Она может сказать: «Что ж, можешь следовать совету отца, но я все равно считаю это неразумным». В общем, я хочу сказать, что хотя мать уже не может осуществлять полный контроль над сыном-подростком, как это она делала по отношению к маленькому мальчику, и хотя она не может быть для сына таким авторитетом, каким был бы отец, проживай он вместе с семьей, но все равно она может влиять на сына, если она любящая и добросовестная мать. В перспективе это гораздо важнее преходящих разногласий и непослушаний.

Что касается отношений матери-одиночки с дочерью, то в чем-то эти проблемы будут подобны тем, что возникают с сыновьями, а в чем-то различны. Мать чувствует меньше сомнений в своей способности воспитывать дочь без отца, поскольку она уже выучила все, что надо знать о том, как растут девочки, ибо сама таковой была. Это уже само по себе преимущество, ибо уверенный в себе родитель с большей легкостью проводит воспитательный процесс, нежели сомневающийся, мнительный и тревожный. А девочка на протяжении всего своего детства будет иметь перед глазами образец для подражания, в соответствии с которым и будет себя формировать.

Все говорит о том, что девочка нуждается в отце точно так же, как и мальчик. В самом раннем детстве он ей нужен, чтобы узнать, как сильно мужчины отличаются от женщин — но, тем не менее, не являются чем-то совершенно чуждым и враждебным, — так что впоследствии они не будут для нее совершенными чужаками. Между тремя и шестью годами девочке нужен отце во плоти или воображаемый отец, на которого были бы направлены ее романтические устремления. Если в памяти ее осталось слишком мало строительного материала, она, точно так же, как и мальчик, создаст образ отца из того, что она о нем слышала, из черт других мужчин и из собственных фантазий. Образ этого человека и воображаемое отношение матери к этому человеку, возможно, сильно повлияет на идеалы девочки, под которые она будет подгонять свое возможное замужество во взрослом состоянии. Вот почему важно, чтобы мать помогла девочке думать о своем отце как можно лучше.

Точно так же важно, как мать себя ведет по отношению к другим мужчинам, контактирующим с семьей, — по службе или в неформальной обстановке. Если мать своим поведением и своими речами дает понять, что считает всех мужчин эгоистическими животными, не достойными никакого доверия — только потому, что обожглась на одном из них, — то ее дочь тоже может заразиться таким отношением и, когда вырастет, будет ожидать не лучшего, а худшего. Несомненно, со стороны матери будет весьма разумно поддерживать любые контакты с семьями, в которых есть отцы, — с семьями знакомых, родственников и соседей, — чтобы ее дочь могла при случайных встречах поближе с ними познакомиться. В противном случае образ мужчины в голове девочки может стать нереальным, слишком идеализированным или, наоборот, пугающим. Поскольку разведенные или овдовевшие матери довольно часто снова переселяются к своим родителям или, по крайней мере, гораздо чаще их посещают, то девочка или мальчик может очень эффективно использовать любящего дедушку для создания образа доброго отца и установить с ним отношения по типу ребенок-отец.

Есть еще вопрос, как влияет на ребенка ситуация, когда овдовевшая или разведенная мать начинает встречаться с другим мужчиной и обдумывает новое замужество. В старые времена некоторые вдовы автоматически выбрасывали из головы всякую возможность другого романа, считая, что это оскверняет их первую любовь, по отношению к которой они должны хранить верность. В наши дни таких сравнительно немного. Психиатры, как и большинство людей вообще, считают: то, что делает женщину прекрасной женой одного человека, с таким же успехом может сделать ее таковой и для другого, когда скорбь поутихнет и на горизонте появится достойный кандидат.

Проблема тут в том, что очень часто разведенная женщина чувствует себя униженной и стремится — сознательно или бессознательно — доказать самой себе, всему миру и, главное, бывшему мужу, что она все еще в высшей степени привлекательна и желанна. Если она осознает свои мотивы, то у нее меньше шансов снова попасть в неприятную историю, чем когда она действует, повинуясь бессознательным импульсам. Ибо в последнем случае ей может показаться, что ее просто домогаются несколько привлекательных мужчин и из каждого может получиться превосходный муж. Но ее критически настроенная подруга может заявить, что это она сама просто-напросто вешается на шею каждому встречному-поперечному, причем без всякого разбора. Всякий прошедший через развод нуждается в определенном времени и помощи профессионала, чтобы залечить раны и, что более важно, попытаться разобраться, какая доля вины ложится на каждого участника неудачного брака. Иначе есть большая вероятность повторения той же трагедии в новом браке.

Ребенок тоже нуждается в определенном периоде приспособления к новой ситуации после того, как отец ушел из дома, чтобы понять, что мать все так же с ним, как и раньше, да и отец для него не потерян абсолютно. Если мать тут же начнет встречаться с новым мужчиной или с несколькими, то ребенок придет к выводу (а он все еще чувствует, что его отец и мать — это одно целое), что ее любовь мелка, ненадежна и неразборчива. Так что мать должна проявлять благоразумие и осторожность, особенно на первых порах.

Очень часто случается, что маленькие дети сами рано или поздно помогают матери в этом вопросе, спрашивая, почему она не заведет нового папу. (Для ребенка может оказаться более привлекательной сама идея, нежели действительное ее воплощение.) Мать тогда может ответить, что, возможно, она со временем так и сделает, когда на горизонте появится человек, которого и она, и ребенок смогут полюбить, или же заявить, что у нее на работе как раз есть очень приятный сотрудник, которого она хотела бы пригласить на обед. Ну, а дальше — по ситуации. Здесь не существует расписанной партитуры, мелодию надо подбирать на слух, проявляя бдительность по отношению к каждой фальшивой ноте. В одном случае мать с ребенком и новый мужчина начинают чувствовать, что любят друг друга, невзирая на то, что поначалу могут возникать недоразумения и вспышки ревности с той или иной стороны. В другом случае, если ухажер невзлюбит ребенка или же ревность ребенка к нему возбуждает цепную реакцию обид и ссор между матерью и кандидатом в мужья, то есть все причины не торопиться и поискать совета в семейной консультации. Может оказаться, что предполагаемый новый брак имеет неплохие перспективы, но просто ребенку нужна помощь детского психолога, главным образом для того, чтобы преодолеть его собственнический инстинкт по отношению к матери. В любом случае антагонизм, который не был разрешен до заключения брака, после его заключения только усилится.

Большинство матерей-одиночек обнаруживают, что они могут и самостоятельно воспитать сыновей или дочерей, точно так же, как и родители в полных семьях. В некоторых случаях ложащаяся на мать дополнительная ответственность, которую дети ощущают (и это, кстати, очень хорошо, если, конечно, не доходит до такой крайности, что дети начинают чувствовать жалость по отношению к матери), формирует у детей необычайно зрелый и сильный характер.

Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.