Обряды на свадьбу

admin
24.03.2019 0 Comment

Содержание

Обряды с кольцами

Обручальные кольца появились еще за долго до христианства. Изначально обмен ими был языческим ритуалом, который приняла и церковь. Кольцо – символ бесконечности. Чем крепче металл, из которого оно сделано, тем крепче брак. Почему их носят на безымянном пальце? На этот вопрос существует разумный ответ. По той же причине, почему из этого пальца берут кровь на анализ. Именно к нему идет сосуд прямо из сердца.

Считается, что образ возлюбленного, одевшего кольцо, отпечатается прямо на сердце. У католиков принято носить представленное украшение на левой руке, ближайшей к сердцу. У православных – на правой. Хотя в наше время носят кольца там, где удобно, особо не задумываясь.

Кто должен покупать обручальные кольца на свадьбу

Покупать обручальные кольца на свадьбу должен жених, желательно в одиночку. Но в 21 веке покупка может стать настоящей пыткой: легко потеряться в их разнообразии. Суеверия твердят:

  1. Приобрести не гладкое украшение – к шероховатостям в совместной жизни. Но не многие знают, что с момента появления колец, их старались делать более расписными, с вырезками и вставками.
  2. Чем богаче оно выглядит – тем роскошней совместная жизнь.

Какую традицию выбрать – выбор за молодыми.

Можно ли мерить обручальные кольца до свадьбы

Мерить кольца до свадьбы в момент покупки является обязательным критерием. Оно должно подходить человеку, нравиться ему, его должна принять душа, ведь с ним придется ходить не один день. Мерять кольца нужно обязательно для верного подбора размера. Плохо, если на свадьбе оно не налезет или слетит с пальца.

Запрещается мерить чужие кольца, можно забрать на себя судьбу этого человека или лишиться возможности выйти замуж. Передача другим своего украшения на примерку также под запретом, можно отдать свое счастье, получив взамен скандалы и ссоры.

Можно ли до свадьбы носить обручальные кольца

Многим девушкам хочется поделиться радостью с окружающим миром, и начинают носить кольцо с момента покупки. Предки считали: носить до свадьбы – навсегда остаться в «девках». Порой парни с целью экономии на помолвку дарят обручальное кольцо, так делать не нужно. На помолвку достаточно подарить серебряное или медное украшение.

Если у Вас остались вопросы — сообщите нам Задать вопрос

Если есть помолвочное кольцо, то вопроса носки обручального до свадьбы не возникнет, пальчик уже занят.

Можно ли показывать обручальные кольца до свадьбы

Показывать кольцо до свадьбы можно близким и родным людям. Главное, быть уверенным, что человек не позавидует и не пожелает зла. Показывать свойственно обычно девушкам, а подружки в делах замужества – самые коварные завистники. Недаром говорят: «счастье любит тишину». Лучше помолчать и не показывать.

Определитесь – суеверный вы или нет. Не снимать кольцо всю жизнь невозможно. Есть ситуации, когда это делать нужно. При беременности отеки рук могут привести к тому, что украшение придется спиливать. Есть профессии, где необходимо снимать все украшения при работе: повара, работники тяжелого ручного труда. При контакте кольца с моющими средствами или кремами для рук оно может терять свои краски и портиться.

Главное понимать, что ношение обручального атрибута повсюду не является гарантией счастливой супружеской жизни и семейный очаг рушится не из-за отсутствия украшения на пальце, есть более существенные причины.

Можно ли менять обручальные кольца после свадьбы на новые

Однозначного ответа нет, но свадебные ритуалы и традиции считают не желательным менять его на другое. Если брак заключен в ЗАГСе, считается, что кольцо впитало положительную энергию. Если было проведено венчание, то здесь все серьезнее, украшение – символ брака, заключенного на небесах и менять можно при крайней необходимости.

Свадебные обряды и традиции на руси в наше время

Русские обряды на свадьбу созданы давно и тянутся веками. Славянский народ любит красочные и шумные веселья. Любой свадебный ритуал в русских традициях несет в себе определенный смысл, который нам не всегда понятен. Свадьба всегда должна быть шумна, весела, с большим количеством гостей и это неспроста. Считалось, шум отпугивает злые силы.

Существует обряд по краже невесты во время гуляний. Сейчас это веселое способ стребовать выкуп с жениха. Обряд пошел со времен крепостного права, когда барин имел право на первую брачную ночь с невестой и крал ее. Жених мог выкупить невесту только за большие деньги.

Обряд, когда жених переносит невесту через порог квартиры, раньше проводился с целью защиты невесты от нечистых сил, считалось, жених ее укрыл. Снятие фаты раньше проводилось иначе. В середине застолья молодых отправляли в укромное место для первой брачной ночи, после чего они возвращались за стол к гостям и свекровь снимала фату и вязала платок на голову.

Обрядов у славян существует множество, особенно на свадьбу. Раньше, когда многому не было объяснения прибегали к обрядам. Сейчас многие явления объяснимы, да и язычество отошло на второй план. Поэтому обряды на сегодня нужны больше с развлекательной целью.

Смотрины жениха на Руси в старину и сегодня

Традиция смотрин зародилась очень давно в древнерусских деревнях. Спустя несколько дней после сватовства домой к жениху приходили родственники невесты с целью осмотреть дом, хозяйственный двор. Частый обряд был привычен для всех сельских жителей, в нем не было ничего особенного, привлекающего внимание. Главным участником смотрин со стороны невесты был ее отец, а если девушка была сиротой, роль отца исполнял старший брат, крестный отец или дядя девушки. Не запрещалось принимать участие в смотринах и матери невесты.

Смотрины начинались с того, что все участники обряда произносили молитву и трижды обходили вокруг стола. Усердно помолившись, все усаживались к столу и приступали к чаепитию, в процессе которого гости узнавали интересующие их подробности о будущем зяте. На смотринах уместны любые вопросы, даже самые личные, а парень обязан на них отвечать, не кривя душой.

Будущие родственники рассматривали дом внутри и снаружи, хозяйственные постройки – сарай, конюшню, кладовую. Они расспрашивали парня о том, какое хозяйство он держит, как ухаживает за скотом, чем кормит, где берет корма. Также их интересовало, как парень реализовывает продукцию животноводства, какой имеет доход, хватит ли этих денег, чтобы прокормить семью.

Для того, чтобы оценить, в каких условиях будет проживать их дочь, родители осматривали кухню, домашнюю утварь, посуду. Особенно у древних русичей ценилась медная посуда, она считалась признаком достатка семьи. После тщательного осмотра всего домашнего хозяйства родители невесты принимали окончательное решение по поводу свадьбы. Если все в доме жениха им нравилось, смотрины считали удавшимися, и по этому поводу начиналось хмельное застолье.

Родителям хотелось отдать дочь в хороший дом, в надежные руки, чтобы она не испытывала нужду, голод. Случалось так, что после осмотра хозяйства жениха сторона невесты оставалась недовольна. Тогда гости уходили, не садясь за стол, тем самым показывая, что не хотят родниться с такой семьей. Было много случаев, когда после подобного конфуза свадьбу отменяли, не смотря на глубокие чувства молодых.

Обряд смотрин долгое время существовал как самостоятельный, следующий после сватовства и предшествующий рукобитию. Но со временем все три обряда соединились в один и четкого разграничения между ними не стало. Так называемое сватовство могло затянуться на несколько недель, если стороны не приходили к согласию в вопросах приданого, организации свадьбы и венчания.

В наши дни смотрины носят формальный характер, обряд проводят не с целью определить хозяйственные способности жениха и дать или не дать согласие на брак, а просто для того, чтобы больше узнать о будущем зяте. Родители невесты приезжают в дом жениха, беседуют с родными, знакомятся с окружающим бытом. Появляется возможность распознать характер парня, узнать, как он рос, что интересного было в детстве, какие события стали главными, определяющими в жизни. К смотринам семья старается приукрасить и обновить свое жилище. Как это оригинально сделать своими руками, смотрите в видео.

Сценарий смотрин

Хорошо продуманный и шутливый сценарий смотрин поможет двум семействам наладить теплые и непринужденные отношения с самого начала знакомства. Не стоит делать смотрины неожиданностью для родителей. Назначают их на заранее оговоренный день и время. Чтобы поднять присутствующим настроение, сразу после встречи гостей жених без слов, исключительно на языке жестов и используя мимику, рассказывает о своем доме. А родители невесты записывают все на бумаге. После окончания рассказа родители зачитывают написанное, все получают море положительных эмоций.

Наступил момент пригласить гостей за стол, где за рюмкой хорошего вина последует словесный рассказ жениха о себе и своей семье. Узнав все интересные подробности личной жизни молодого человека, гости жаждут испытать его в роли будущего хозяина. Парню предстоит проходить испытания в конкурсах (с завязанными глазами закатать банку, собрать табуретку и др.) За каждый неудачно пройденный этап жениха наказывают «штрафной» стопкой. Заодно и на пристрастие к спиртному проверяют.

Пощадив юношу, гости снова усаживаются к столу. Пришло время узнать, каким образом он собирается зарабатывать деньги, чтобы содержать семью. Жених рассказывает о своей работе, о перспективах повышения. Родители выясняют, должна ли их дочь тоже зарабатывать на жизнь, или же молодой человек предоставит ей роль домохозяйки и няньки для детей. Если результат встречи устраивает обе стороны, смотрины считаются удачными и начинается подготовка к свадьбе. Будет уместным снять смотрины на фото и видео, чтобы оставить прекрасную память об этом замечательном предсвадебном обряде.

Одной из обязательных русских традиций являются смотрины.

Причем смотрины могут устраиваться как в отношении жениха, так и в отношении невесты.

Смотрины на Руси и в современности сильно отличаются, о чем и расскажем в этой статье.

Смотрины жениха на Руси

Смотрины на Руси всегда следовали спустя несколько дней после сватовства и считались вторым важным этапом предсвадебных мероприятий.

Смотрины жениха устраивались для того, чтобы лучше узнать его, понять его характер, поговорить с ним на разные темы, узнать об его детстве, о его семье.

Оценивался не только сам жених и его личные качества, а так же устраивались и смотрины дома жениха.

Особо оценивался достаток семьи, в которую отпускают родители свою дочь, наличие всего необходимого для безбедной жизни. Если во время смотрин выяснялось, что жених беден, то родители невесты могли отказаться от свадьбы.

Считалось, что на смотринах молодому человеку можно было задавать самые разные вопросы, даже неудобные, а жених должен был отвечать на них честно и без утайки.

Традиционно главным человеком на смотринах является отец невесты.

Если у невесты нет отца, то его заменяет старший брат или крестный отец. Дядя невесты тоже может заменить отца, в случае его отсутствия. Матери невесты также разрешается присутствовать во время смотрин.

Весь процесс смотрин начинался с молитвы. Затем следовало обойти стол вокруг три раза.

Далее хозяева усаживали гостей за стол, и устраивалось чаепитие. Во время застолья гости узнавали все интересующее их о будущем зяте.

После чаепития гости могли попросить осмотреть дом, хозяйство. Осматривая хозяйство жениха родственники невесты задавали вопросы о том, как жених управляется с ним, как смотрит за скотиной, чем кормит, где берет корма.

Так же во время смотрин, можно было поинтересоваться размерами доходов жениха и чем он их зарабатывает.

Осмотр кухни и домашней утвари тоже имел свое практическое значение, ведь будущей жене придется массу времени проводить именно в этой части дома.

Родственники должны были оценить всего ли достаточно для хорошего ведения хозяйства и удобства хозяйки.

Наличие медной посуды в кухни считалось признаком достатка семьи.

Только после смотрин, во время которых родственники будущей супруги тщательно осматривали хозяйство, давали окончательный ответ семье жениха быть свадьбе или нет.

После удавшихся смотрин по обычаю следовало застолье, помолвка состоялось.

Если же после смотрин гости отказались усаживаться за стол, то считалось, что смотрины были неудачными.

Гостям со стороны невесты что-то не понравилось в хозяйстве и они сочли жениха недостаточно обеспеченным, а значит и недостойным их дочери. По этой причине свадьбу могли и отменить.

Смотрины жениха в наше время

В настоящее время этап смотрин жениха, как правило, сводится к простому знакомству родителей и уже не несет такого решающего смысла как в старину. Но повлиять на желание отдавать дочь в эту семью, конечно может.

Ведь все родители без исключения хотят отдать дочь замуж в обеспеченную семью с хорошим достатком, чтобы она на протяжении всей своей семейной жизни не знала нужды и горестей.

Вряд ли найдутся такие родители, которые желают дочери бедного мужа.

Родители невесты по приглашению родителей жениха приезжают в дом к жениху. Мать жениха организует небольшое застолье.

Во время бесед на общие темы, родители имеют возможность оценить жилище жениха, и понять уровень достатка.

Так же во время этого визита родители невесты получают возможность подробнее пообщаться с будущим зятем, чтобы понять его нрав и характер, задать интересующие вопросы.

Подарки на смотрины

Приходя на смотрины, родственники невесты традиционно должны принести подарки семье жениха. Родителям жениха было принято дарить вышитые полотенца или рушники, ткани, скатерти и иной текстиль для дома.

Рубашки ручной работы в подарок на смотрины, показывали невесту как большую рукодельницу. В настоящее время можно преподнести в подарок на смотрины жениху галстук, часы или портмоне.

Как вести себя современному жениху во время символических смотрин

Если родители невесты пришли впервые в гости в дом жениха, то это однозначно говорит о том, что главное желание их понять в какой дом и в какие руки они отдадут вскоре дочь.

Поэтому суть этого мероприятия с веками не изменилась и жениху следует, не дожидаясь просьб и вопросов со стороны родственников невесты, предложить им осмотреть дом или квартиру, в которой он живет.

Проводя такую экскурсию можно рассказать о каких-то особенных предметах в доме, как они появились и что значат. Если молодой человек что-то сделал своими руками, это тоже нужно показать и рассказать об этом.

Во время беседы родителям невесты будет интересно, прежде всего, узнать о детстве и юношестве жениха.

Как он рос, в каких условиях, а также понять видение молодого человека своей будущей супружеской жизни с их дочерью.

Если есть такая возможность, то родителей жениха на эту встречу, конечно, тоже нужно пригласить. Люди одного возраста быстрее поймут друг друга, да и в любом случае, это будет хороший повод познакомить родителей, если они еще не знакомы.

Знакомство

Свадьба игралась после окончания сельскохозяйственных работ осенью и в зимний мясоед. До этого происходил выбор невесты. На посидках, или беседах, парни высматривали себе невесту. В некоторых местах Новгородчины были специальные дни, когда в одну из деревень из всех окружающих ее ближайших деревень съезжалась нарядно одетая молодежь.

Есть сведения о том, что в Клопский монастырь со всего Поозерья (северо-западное побережье озера Ильмень) собирались парни и девушки на праздник «Прихоженье» (11 января). Отстояв храмовую службу, молодежь направлялась на гулянье в ближайшую деревню Хотяж, где и происходило знакомство. Парни катали девушек по деревне на лошадях и часто к концу дня парни сговаривались о дне, когда пришлют сватов.

В Крестецком уезде во время святок парни ездили из деревни в деревню, посещали беседы, где и присматривали себе невест. Известно, что в Новгородском уезде молодежь собиралась в сосновом бору вблизи деревни Веретья. Парни и девушки зажигали костры, играли, плясали и таким образом знакомились. В Боровичском уезде молодежь собиралась у ближайших реки или озера 6 января на праздник Крещения. В связи с этим существовало местное выражение: «Сегодня /в Крещение/ выбор невест». Во время водосвятного молебна девушки вставали на возвышенном берегу, а парни внизу, под горой, откуда и приглядывали себе будущую невесту.

В Старорусском уезде в деревнях зимой устраивали «навоз», то есть приглашали и привозили из соседних деревень на несколько дней девушек, устраивали вечера, на которых присматривались к ним, разузнавая, хорошо ли она умеет работать, много ли приготовила приданого. После этого парень едет на смотрины в дом к выбранной им девушке, если он нравился ей и ее семье, то ему вручали «задаток» — платок, кольцо или что-либо из рукоделья. Задаток означал, что отказа ему не будет и он может засылать сватов.

Есть сведения о том, что такие встречи происходили и в Новгороде при торговых думских рядах, куда съезжалась молодежь из ближайших деревень.

Однако чаще всего сватовство происходило не только без взаимной склонности молодых людей друг к другу, но и без предварительного знакомства, а браки совершались по принуждению. Такое явление было распространенным, и главное в таком случае заключалось в материальном или хозяйственном расчете семей. Многие из тех, кто рассказывал о том, как происходила прежде свадьба, говорили, что «девка до сватовства парня не видела».

1. Сватовство

Сватами были чаще всего родственники жениха: крестный, дядя, иногда отец с матерью. Чтобы сватовство прошло удачно нужно было строго соблюдать ритуал и необходимые предосторожности. Например, в дом к предполагаемой невесте приезжали вечером, чтобы было меньше ненужных свидетелей. Иногда вместе со сватами приходил и жених. Они не должны были заходить за матицу (так называлась несущая балка строения) и, останавливаясь у порога, спрашивали: «Вперед нам пройти ли, взад ( то есть — назад) вернуться?» Родители девушки или ее старшие родственники, если она была сирота, приглашали сватов сесть на лавку.

Когда все рассаживались, то, хотя все понимали подлинный смысл визита, разговор начинался издалека: говорили об урожае, о хозяйстве. Затем сват переходил к делу: «Я пришел к вам не кумиться, не брататься, а пришел к вам посвататься». Были и другие варианты начала разговора о деле: «У вас товар — у нас купец». Или: «У вас есть береза, у нас дуб, давайте вместе гнуть».

Так, Н.В.Матюхина из деревни Нагово рассказывала, что сватовство начиналось так:

— Молодой гусачок ищет себе гусочку. Не затаилась ли в вашем доме гусочка? — спрашивали сваты. А в ответ слышали:

— Естьу нас гусочка, но она еще молоденька».

— Да сейчас самый лучший квас, — продолжал сват, — а то перезреет — закиснет. — А жених вон какой: что родом, что телом, что красой, что делом».

Отметим иносказательную манеру ведения разговора. Это было необходимо, так как надо было уберечь дела от вмешательства нечистой силы и запутать ее. Традицией было хвалить жениха, его семью и хозяйство, а потом спрашивать согласия хозяев на брак. Родители девушки, даже если они рады сватам, не должны были сразу соглашаться, говоря о ее молодости и нежелании покидать родной дом. Таковы были этикетные нормы. Но если сваты не отступали от своего, тогда звали невесту и спрашивали ее согласия, которое часто было только формальностью, так как подлинное желание девушки могло и не учитываться.

Екатерина Васильевна Журавлева из деревни Ручьи вспоминала о том, как ее спросил сват — дядя жениха: «Согласна ли ты, родная, выйти замуж за ясна сокола? Он мне понравился: был очень красивый, стройный, голубоглазый. Я согласилась. А жила я у дяди. Раз я была согласна, то дядя не стал отказывать. На печке лежала бабушка и отговаривала выходить замуж, все плакала и говорила: «Влюбится сатана вместо ясна сокола». Для сватов поставили самовар, накрыли стол и дали слово, когда будет свадьба». Сваты договаривались с родителями невесты о времени свадьбы, о приданом и назначали день рукобитья. Согласие невесты подтверждалось задатком, который она давала сватам или жениху. Им могли служить платки, шали. «Я задаток дала — шарф, — вспоминала А.Д.Ботина из деревни Рамушево. — Если отдумаешь идти, то и пропало все. Одна наша девка была просватана, а потом не пошла — шарф голубой шелковый и пропал. Потом она его видела на новой невесте в церкви. Да уж не вернешь».

Две — три недели после сватовства в местной церкви происходил «оклик», другое название — «публикация», то есть публичное оглашение имен жениха и невесты, чтобы выяснить нет ли каких-либо препятствий для венчания, о котором родственники могли и не знать , но зато знали местные жители.

2. Рукобитье (сговор, запоручивание)

Рукобитье, иначе называемое сговором или богомоленьем, назначалось обычно на четверг и подтверждало окончательное закрепление сватовства, когда стороны окончательно договаривались о расходах на свадьбу, о подарках со стороны жениха, об осмотре его хозяйства родственниками невесты. В доме невесты собирались ее родственники, готовилось угощение. Жених с отцом, сватом и родственниками приносили и свое угощение. Гости садились за стол, а невеста с матерью в это время находились за занавеской, не показываясь гостям. Сват или отец жениха наливали рюмку вина и просили подойти к чарке мать невесты, она выходила и принимала ее. Такой обряд совершали все присутствующие. Последним жених призывал невесту. Затем зажигали лампадку и все молились, а родители невесты молодых иконой и хлебом. Невеста одаривала подарками родственников жениха.

«Потом отцы по рукам хлопнули, как скот дочку продавали» (Гарасина Т.Н. из дер. Рамушево) Отец невесты говорил: «Хорош товар!» а отец жениха отвечал: «По товару и купец!» Дело считалось сделанным. Начиналась подготовка к свадьбе.

В Валдайском районе было принято на сговоре сжигать на прялке невесты куделю — льняное волокно, из которого прялись нитки, что означало конец девичьей жизни. В Солецком районе после рукобитья молодежь сжигала солому — «сжигали девичество».

С этого момента невеста начинала причитывать, прощаясь с родным домом, с девичьей «вольной волюшкой», с «красной красотой» и подружками. Причеты невесты, сопровождая все ее действия, длились вплоть до отъезда к венцу. Она горько оплакивала короткую девичью жизнь, представляя будущую мрачной и безрадостной, «как темный лес». «Со всей деревни сбегутся на рукобитки, стоят под окошком. А жених девушкам гостинцы дает», — говорила А.С.Орлова из дер. Подцепочье. Это называлось «плаканого» слушать». Народ считал причитания «священной частью этих торжеств, пропускать которые никак нельзя».

Невеста, причитывая после сватовства или рукобитья, не ходила по избе, а, как правило, сидела за столом или стояла на коленях у лавки, низко склонив голову, изредка поднимая ее, чтобы взглянуть на присутствующих. А вот в другие моменты обряда она ходила по избе, припадая к материнскому плечу, или плакала у печки. Печь во многих обрядах, а особенно в свадебном, была значима, так как печь — центр и тепло дома, место, с которым связана хозяйка дома.

Причитания невесты во время рукобитья

В городе Старая Русса в 1984 году от Кузнецовой Надежды Ивановны был записан цикл плачей невесты. На запоручивании невеста причитывала:

Бог судья, кормилец-батюшка,
Бог судья, родима матушка.
Не дали да красной девице
До люба да насидетися,
До охоты нагулятися,
Цветного платья наноситися,
Мне дополнить лицо белое,
Мне дорастить да русу косу
До единого до волоса.
Так и что я, красна девица,
Со годами да не сверсталася,
С умом-разумом да не собралася.
У меня, у красной девицы,
Как мое да лицо белое,
Что берестечко лежалое,
Лежалое годовалое.
Сам ты знаешь, сам ты ведаешь,
Мой кормилец, сударь-батюшка,
Государыня моя матушка.
Как и мне да красной девушке,
Как и мне эти да чужи люди:
Вместо ножа они мне вострого,
Восторого ножа булатного.
Тут как я да красна девица
До того да прежде этого,
Я ходила, красна девица,
По широкой да по улице.
Так у меня, у красной девицы,
Не глядели очи ясные
На ихнюю темну темницу ,
На темную потюремницу.
Мой кормилец, сударь-батюшка,
Государыня ты матушка,
Погляди да, сударь-батюшка,
Государыня ты матушка,
У меня, у красной девицы,
Не жемчуг — да горючи слезы,
Не бумага — лицо белое.
Как уж вьюсь я увиваюся,
Шелковым клубом катаюся,
Со голубушкам-подруженькам,
Сверстной ровнюшкой великою.
Как у вас, мои голубушки,
Жалостливы отцы-матери,
Вам дают, сестрицы милые,
До люба да насидетися,
До охоты нагулятися,
Цветного платья наноситися,
Вам доростить да русу косыньку
До единого до волоса
До шелкового до пояса.
Как у меня-то , у красной девицы,
Руса коса расплетается,
Алы ленты развиваются,
Что померкли очи ясные,
Что потускнели щеки алыя.

Или невеста причитывала:

Чего век-то я не думала,
Отродясь своих не чаяла,
Что во эту студену зиму
На меня повыпадет невзгодушка.
Не из тучи громы грянули,
Не с небес снега повыпали,
На мою на буйну голову,
На мою на красну красоту.
Я не знаю да не ведаю,
Вы на что, мои родители,
Рассердились да разгневались.
Кажется, я, красна девица,
Не жалела могуты-силы
Я не в летней-то работушке,
Я не в зимнем обряжаньице,
Я слуга была всем верная,
Была верная и ключница.
Вот уже, мои родители,
Вы посхватитесь, пораскаетесь.
Пора-время преобойдется,
Народ-люди все разойдутся,
Со двора гости разъедутся,
С терема гости разойдутся.
Как придет зима студеная,
Как настанет весна красная,
Как поспеют все работушки.
Как пойдут-то люди добрые
На отхожую работушку
Со семьями, со артелями,
С казаками, с казачихами,
С дочерями, белыми лебедями.
Уж как мой кормилец-батюшка
И кручина моя — матушка,
Пойдут-то одни-то одинешеньки
На отходную работушку.
Государыня моя матушка,
Ты повыйди на крылечушко;
Как пойдут милы подруженьки,
Запоют-то звонки песенки,
Ты послушай, кручина-матушка,
Моего-то зычна голоса.
Ты вспомни да повспомяни
На чужой меня сторонушке.
Мне икнется легошенько,
Мне вздохнется тяжелешенько.
Хоть говорит-то мне будет некогда,
Так сама себе подумаю,
Что вспомянет кручина-матушка
На родимой на сторонушке.
Там запели милы подруженьки
Заунывныя-то песенки.
По заре-то по вечерней
Не могла моя матушка
Не учуять да не услышати
Моего-то зычна голоса.
Как кручинная-то матушка
Обольется горючим слезам:
Меня вспомнила молодешеньку
На чужой на сторонушке.
Ты подумай, тепла пазушка,
Я в чужих людях не бываючи,
Чужих людей не видаючи.
Я жила-то, красна девица,
У вас, мои родители:
Я жила да красовалася,
Мое сердце радовалося,
Как пчела в меду купалася.
Я не знала, красна девица,
Как ни раннего вставаньица,
Как ни позднего лежаньица,
Ни грубого побужденьица.
Ты побудишь, кручинна матушка,
Истиха-то полегонечку:
«Ты вставай-ка, мое дитятко,
Ты вставай-ка, мое милое.
Все дела у нас не деланы,
Все работы не работаны».
Уж я встану, молодешенька,
Я со мягкой со постелюшки,
Со высокого изголовьица.
Погляжу я, красна девица:
Все дела у нее приделаны,
Все работы переработаны.
Как подумаю, кручина-девица,
Про чужую про сторонушку —
Сердце кровью приобольется,
Живот камнем перевернется.
Я просплю-то, красна девица,
Со девичей воли вольныя
До зари-то белого дня,
До восхода красна солнышка.
Как заходят злы-чужи люди,
Заричат-то по-звериному,
Зашипят-то по-змеиному:
«Ты вставай, вставай, сонливая,
Пробуждайся-тко, дремливая.
Все дела у нас пределаны,
Все работы преработаны!»
Как я встану, молодешенька,
Я со мягкой со постелюшки,
Со высокого сголовьица;
Приумою лицо белое
Не водой да не ключевою,
А своими-то да горючими слезами.
Я утру-то лицо белое,
Погляжу я, молодешенька,
У себя-то в честном дому,
У кормильца-то батюшки,
У родители у матушки.
Не волна ли то взволновалася —
Чужи люди взбунтовалися…
Как-от шумит сват, злодей большой,
Со кормильцем со батюшкой,
Со кручиною со матушкой.
У них сватовство заводилося,
Рукобитьице случилося.
Не спеши, кормилец-батюшка,
Засвечать-то воскову свечу,
Подавать-то руку правую
За столы да за дубовые,
За скатерти-то браные,
За яства-то сахарные,
За питья-то медвяные.
Погляжу я, молодешенька,
За столы да за дубовые
В батюшкову сторонушку.
Все-то да родни нетути
Пропивать-то буйну голову,
Запоручивать красну красоту.
Мне дай да красной девице
Да повыйти, да повыступить
На широкую да на улицу;
Опустить да свой зычен голос
Что на все четыре стороны.
Надо мне собрать вся родня своя,
Вся природа-то сердечная
На ручное рукобитьице.
Бог-судья вам, столы дубовые,
Да и вам, скатерти браные —
Не могли, столы, отодвинуться,
Браны скатерти, завернутися.
Бог-судья вам, хлебы ситные —
Не могли вы откатитися.
Бог-судья вам, свечи восковые —
Не могли вы закратитися.

К моменту богомоленья относится следующий причет:

Не дуйте, огни пиящие, со муравного жарничка
Не топись-ка, восковая свеча перед чудным Спасом-образом!
Не вздымись-ка, ручка правая, у кормильца света-батшки.
Да не буйную головушку не крести, кормилец-батюшка.
Крепко бить да не по белым рукам — неволить меня, бедную,
Во великую неволюшку, во наложную заботушку,
Во чужу дальню сторонушку, молодым да молодешеньку,
Не во полном еще возрасте, во ребячьем уме-разуме!
Погляди, кормилец-батюшка, на меня, на красну девушку:
Я тонка, будто тетивочка, зелена, будто травиночка,
Я без ветра шатаюся, без дождя да уливаюся.
Желанный кормилец-батюшка, собери-ка сродцев-сродников,
Приобдумай крепко думушку; поразбей-ка рукобитьице:
Откажи, кормилец-батюшка, злодей чужого чуженина!

Еще плач на запоруки:

Что не ключики ли брякнули?
Не замочки ли щелкнули?
Н меня ли запоручили?
За поруки за крепкие,
За письма-то за мелкие?
Выручать меня — не выручить,
Выкупать-то — не выкупить,
Ни златом, ни серебром,
Ни своей золотой казной.

Причитывала невеста и такой плач:

Мое сердце испугалося,
Резвы ноженьки подогнулися,
Белы рученьки опустилися.
У меня ли, сизой пташечки,
Горе-горькой сиротинушки,
Голова с плеч покатилася,
Во устах речь помешалася.
Запоручил милый дядюшка
и кормилица-тетушка
За поруки-то крепкие,
За замки вековечные.
О замков ключи потеряны,
Во сине море опущены.
Ты взойди, красно солнышко,
Обсуши ты сине море!
Уж вы, свет мои подруженьки,
Мои милые голубушки!
Вы сходите на сине море,
Поищите золотых ключей.

Плачи эти следовали один за другим с небольшими перерывами.

В Старорусской свадьбе причитания играли центральную роль. Они были не только эмоциональной разрядкой для невесты, хорошо понимавшей трагическую неизбежность происходящего, но были рассчитаны на зрителя и слушателя, а потому содержали элемент условности. Невеста должна была причитать в любом случае, даже если она выходила замуж по желанию.

3. «Смотрят место»

После рукобитья невеста с родными ездила смотреть дом жениха. Она обмеряла окна и двери, чтобы шить на них «завесы» (шторы). И в это время невеста причитывала тоже. Вот два причета, которые вспомнила Кузнецова, исполнявшихся, когда «смотрели место»:

Ой, уж бывала я девицей,
Ой, я не слывала невестою.
Ой, жила молодехонька,
Ой, ходила молодехонька,
Ой, я по гулянкам, по ярмаркам.
Ой, все тулилась да пряталась,
За людей хоронилася;
Ох, я не глядела-то, девица,
На красу молодецкую.
Слава, слава, слава Богу,
Слава истинному Христу,
Сберегла да сохранила,
Ой, свою-то честную красоту.
Я ее честно содержала:
Не опустила я красоты,
Ой, уж во листья зеленые;
Не затоптала я красоты,
Ох, уж я во грязи во черныя;
Не опустила я красоты,
Ох, уж я во речки во быстрые.
Ох, я берегла да сохоронила
Ой, от ветра, от вихоря,
Ох, я от часта-мелка дождичка
И от красы молодецкие.
Ох, ты поступил, сударь-батюшка,
Ох, ты без вины да без винушки;
Ох, ты выдаешь меня, батюшка,
Ох, на чужую на сторону,
Ой, ты с большой неохотою.
Ой, как на чужой-дальней стороне
У чужих у добрых людей,
Ох, да будет наприматися
Ох, мне скудости и бедности.
Ой, что говорят люди добрые,
Ой, уж у них место неправое:
Ой, да семеюшка виноватая,
Ой, да улочка неметеная,
Ой, уж лесенка нескребеная.
Как возьмут добра молодца
Ой, во солдаты, во рекруты
Ой, на службу на царскую,
Ой, на войну государскую.
Ох, меня оставят-то девицу
Ой, вдовою злочастною,
Ой, солдаткой горе-горькою.
Ой, будет мне наприматися
У чужих у добрых людей
Ой, уж в ту пору да в то время
Ой, стужи-нужи великие,
Ой, холоды да голоды,
Ой, худые-то мне славушки.
Ой, пригоже, красно солнышко,
Ой, уж мой родимый батюшка,
Ой, со родимой матушкой,
Ой, уж выдаешь меня, батюшка,
Ой, ты на чужу-дальню сторону,
Ой, силою да неволею,
Ой, большой неохотою.
Откажи-ка чужим людям,
Ой, бы еще искали добры люди,
Ой, меня лучше, дороднее,
Ой, меня всячиной поизряднее,
Ой, личиком покрасивее,
Ой плечикам бы плечистее.
Ох, уж я тебе, батюшко,
Ой, не привела тебе, батюшка,
Ой, я указы великие,
Ой, те поношенья негодного.
Ох, уж я стану ведь, батюшка,
Ох, я работала работушку
Ох, уж я скорым да скорехонько,
Ох, подымала тяжелую,
Ох, не ждала у дни вечера,
Ох, не глядела на солнышко.
Ох, как это я, молодешенька,
Ох, я ровно шуточку шутила,
Ох, я пела песни веселые.
Ох, уж голоса растекалися,
Ой, уж волосы совивалися.
Ой, покуль была молодехонька,
Ой, ходила молодехонька,
Ой, я по дубовым по лавочкам
Ой, в полотняной рубашечке.
Ой, уж ты брал меня, батюшко,
Ой, ко себе на белы руки,
Ой, ты говорил да накликивал:
«Ты расти, мое дитятко,
Ой, ты расти, дочи хорошая.
Не отдам тебя, дитятко,
Ой, ни за купца, ни за барина,
Ой, ни за какого торгового.»
Ой, как тотчас, красно солнышко,
Ой, твоя неправда отыскалася:
Отдаешь меня, батюшка,
Ой, на чужую сторонушку,
Ой, за болота зыбучие,
Ой, да за ельники дремучие.

И вот другой причет:

Ты не езди, родимый батюшка,
Н чужую дальнюю сторонушку,
На злодеюшку незнакомую.
Не кидайся, родимый баюшка,
На хоромы-то на высокие,
На запоры-то на крепкие,
На самовары-то чистые,
На скотинушку рогатую,
Еще пуще, ежели на удала добра молодца.

Шитье приданого

В течение следующей недели, а иногда двух, невеста с помощью подружек готовила приданое: шила простыни, полотенца («утиральники»), салфетки и «завесы», готовила подарки жениху и всем его родственникам. Родственники невесты «предсвадебные дни проводили в хлопотах: обдирали животных, пекли хлебы, жарили, варили» (говорила Н.В.Матюхина из деревни Нагово). Екатерина Васильевна Журавлева, 1892 года рождения, из деревни Ручьи вспоминала: «На свадебное платье ушло 17 аршинов материалу, и когда танцевала, как веером размахивала». А вот Александра Семеновна Барабанова 1900 года рождения была из небогатой семьи. Она рассказывала: «Девки приходили помогать шить. Мы шьем, а тетка поучает: «Мы-то в свое время шили! Юбки широкие были: раз оторвешь полотнище — вот и одеяло; раз — полотнище от другой, вот и другое. В свадьбу-то чужого понавесили, чтоб не стыдно было».

Каждый день невеста встречала подружек и всех приходивших в дом причетами, жалуясь на свою судьбу, плакала о своей девичьей волюшке. Встречая причетом приходящих в дом, она «голосила» у порога горницы, обнимая руками каждого входящего. Если приходила сестра невесты, бывшая замужем, то она могла услышать такой плач:

Ты скажи-ка, сестрица милая,
Каково жить во чужих людях?
— Ты, голубушка, моя сестрица,
Я не знаю, бедная, горькая,
Мне сказывать иль не сказывать?
Не сказывать — так ты рассердишься,
Мне сказывать — не высказать,
Мне пером писать — не выписать.
Не могу я никак подумати
Про тебя, моя милая сестра,
Как ты будешь жить да в чужих людях,
У чужого да отца-матери,
У чужого да у чуженина?
Три ума есть да три разума,
Три характера негодные.
Ты послушай-ка, милая сестра,
Что скажу тебе, голубушка!
Жить в злодеях да во чужих людях
Надо много ума-разума,
Надо много смыслу-сдогаду,
Надо много да могуты-силы.
Надо силушка звериная,
Могута да лошадиная.
Станешь жить да, мила сестра,
У чужого отца-матери,
Ты не жди-тко, сестрица милая,
Ты от свекра-то буженьица,
От свекрови да наряженьица.
Они крикнут по-звериному,
Зашипят-то по-змеиному.
Ты сама, моя голубушка,
По утру вставай ранешенько,
К вечеру ложись позднешенько,
Попрося ходи на улочку,
До лома гляди в окошечко,
Не держи ты много подруженек,
Ничего-то ты у них не спрашивай.,
Про свое ты горе им не сказывай:
Донесут они злым чужим людям.
Злые люди будут сердитися,
На тебя они будут гневаться.
Лучше выйди ты, милая сестра,
Ты во чистое во полюшко,
Припади ты да ко сырой земле,
Ко горючему ты да ко камешку.
Ты раздели тоску-кручинушку,
Ты со матушкой-сырой землей.
Ведь ты знаешь, милая сестра,
Что мать-сыра земля не вынесет,
Горюч камушек не выскажет.
Ты пойдешь да ко чужим людям,
Ты утри да горючи слезы,
Людям виду не показывай.
(Записано от Кузнецовой)

В рассказе о свадебном обряде А.С.Чайкина из деревни Рамушево вспоминала: «Сергунина Авдотья целую неделю плакала. Жених ей говорит: «Полно, что ты — на каторгу что ли?» А она ему:

Уж подожди, добрый молодец,
Еще не твоя вольная волюшка,
Еще не поймана птичка серая.
«Неделю после сватовства шили. Плакала мать, и невеста плакала. Невеста, например, шла к порогу и плакала:
Поищу я родну маменьку,
Ужо не услышит ли она меня, сиротушку.
(Н.Г.Грузнева, дер. Марфино)

В деревне Колома в 1984 году от Марии Назарьевны Сторожевой, 1901 года рождения, был записан плач, во время исполнения которого невеста обращалась то к отцу, то к брату:

Отыщу я тебя, родной тятенька,
И попрошу я тебя молодешенька,
Отдаешь ты меня не за любимого.
Верно просидела я твои лавочки брусовые,
Проглядела окошечки косящие.
Подойду я к тебе, братец-кровинушка,
Попрошу я молодешенька,
Когда поведешь ты меня во матушку
Во Божию церковь,
Не пожалей саночек дубовых и вороненого коня,
Шелковым кнутом расстегай что есть силушки,
Чтоб размыкали меня по чисту полюшку,
А подвенечный наряд по кустам вересовым,
Чтоб не досталась я нелюбимому.

В том случае, когда девушка выходила замуж не по любви, плачи звучали еще пронзительней, еще печальней. А песен в предсвадебный период почти не пели, как отмечают исполнительницы. Заканчивалась предсвадебная неделя обрядовой баней и девичником.

5. Обрядовая баня

Баню топили девушки, подружки невесты, накануне девишника. Невеста кланялась в ноги подружкам и просила истопить баню «парную, не угарную». «Баенный» обряд — один из самых драматичных свадебных моментов. Он проходил под почти непрерывные причитания невесты, ее матери, сестры или других родственниц.

Невеста, причитывая, старалась оттянуть время расплетания косы. Подружки расплетали девичью косу, расчесывали волосы и брали себе ленточки из косы. Девушки пели песни в этот момент, но, к сожалению, в Старорусском районе их удалось зафиксировать немного. В Крестецком, Валдайском, Батецком, Пестовском такие песни чаще вспоминались исполнительницами. Среди них, например, «Не в трубушку трубили…»

Не в трубушку ль трубили рано поутру,
Да рано по утру.
Не в золотую ль играли по утреннеи,
По утреннеи.
Да уж как Марья плакала по косы,
Да по косы.
Да тужила Ондреевна по русою своей,
По русою своей.
Да уж ты моя косушка, русая коса,
Да девичья краса.
Да больше тебя, косынька, не часывати,
Не часывати.
Да во частые прутики не плятывати,
Не плятывати.
Да вечер тетя, косынька, подружки плели,
Подружки плели.
Да из утра ранешенько родимая плела,
Родимая плела.
Да всю косушку золотцем унизала,
Унизала.

Плачущую невесту закрывали платком «от сглаза» и вели в баню, а она по дороге причитывала. Следует сказать, что плачи этого разряда в коллекции университета отсутствуют, но есть запись развернутого плача матери, исполненного Андреевой Натальей Александровной, 1907 года рождения, проживавшей в деревне Бакочино. Так причитывала мать невесты, когда ее дочь возвращалась из бани:

Дай мне наглядеться на тебя, ласточка!
Уходишь ты со свово ты домика родного
К чужим чужанинам,
Уходишь ты от гусей серыих,
А тебя будут принимать гуси белые.
Так уж ухаживай, родная доченька,
Уже ты своих-то сих кровныи,
Кровныи будут тебе родные.
Уж ты позабудешь, ластушка касатая.
Нас-то горьких сиротушек.
Так наша милая ты доченька,
Ты у нас одная-одинешенька.
У нас поле понасеяно,
А уж одна ластушка касатая.
Просим, миленькая доченька,
Уж ты ухаживай чужу семеюшку,
Ухаживай своих родныих,
Уже ты ухаживай удалую головушку,
Тот, кто тебя приютить хочет в свой новый дом.
Так не забывай ты и нас-то горьких,
Как мы тебя ростили,
Как мы тебя укручали,
Как мы тебя наряжали,
Думали, что ты у нас лучше будешь
Всех других девушек,
А теперь не знаем, моя ластушка,
Какая ты будешь хозяюшка.
Вот уже подружек-то милыих,
Твоих-то милыих, красивыих.
Чтоб почесали тебе буйную головушку
Уж русы волосушки в порядочек,
Чтоб они неразвивалися, не расплеталися
От удалой-то от головушки.
Уж тебя нарядили моя родная,
Уже ленточки красивые,
Уж так покрасуйся, моя милая,
Уже по своему-то теплому гнездышку.
Уже ты найди своего родителя родного,
Да попроси-ка прощеница у родного у папушки.
Он тебя ростил, тебя мое дитятко.
Да и поищи-ка сестру ластушку
И братца-то родного.
Поклонися им, моя доченька,
Своим-то бы любимыим,
Что бы не давали тебя в обидушку,
В обидушку-то горькую.

Прощание (свадебный плач)

В деревне Астрилово в 1984 году был записан и другой плач матери, встречавшей невесту из бани. Исполнила его Федорова Мария Петровна, 1904 года рождения:

Выду я , выду в чисто полюшко,
Погляжу я на все сторонушки,
Буду я кликать свою доченьку,
Ни окликнется ена, ни оглянется
На чужой-то, дальней сторонушке.
Увезут тебя, милое дитятко,
На чужую-то на сторонушку,
Уж за горы-то горы высокие,
Да уж за реки-то за реки быстрые,
Да уж за леса-то леса темные.
Закукуешь ты там серой кукушечкой
На чужой-то дальней сторонушке.
Тогда вспомнишь, милая дитятко,
Про свою-то родную матушку,
Как скучаю я, сиротинушка,
По тебе-то, милая дитятко
На своей-то родимой сторонушке.
Я тебя ростила и лелеяла,
Голубила я, сиротинушка,
Тебя сердечная, милая дитятку,
А теперя-то, мою доченьку,
Передаю в чужие рученьки.

Следует отметить, что в тексте книги В.А.Пылаева «Старорусский край. Природа и население», вышедшую в 1929 году и содержащую подробную всестороннюю характеристику этой местности, содержится текст причета, который был повторен в записи 1984 года.

Свадебные костюмы

Важная роль отводилась одежде участников церемоний. Главные цвета – красный и белый. Красный символизировал мужскую силу и богатство, а белый – женскую чистоту, непорочность и красоту. Тканые вещи украшались причудливой вышивкой с символическими узорами.

Интересно, что в Древнем Риме и Средневековой Европе красный цвет одежды могли позволить себе только очень богатые люди. Краситель добывался из раковин средиземноморских моллюсков и стоил дорого. На Руси красная краска делалась из кармина, вещества, добываемого из насекомых кошенили. Поэтому русская невеста, даже из бедняков, могла позволить себе шикарный наряд красивого, темно-красного цвета.

Наряд невесты

Молодая обувала на ноги сандалии, лапти или шерстяные валенки, в зависимости от сезона. Ближе к началу ХХ века часто стали использоваться кожаные сапожки.

Под одежду невеста надевала рубаху из домотканого полотна. В те времена еще не существовало нижнего белья, его функции выполняла эта деталь гардероба. Повседневные рубахи были простыми и грубыми. Другое дело – свадебная. Невеста начинала украшать и вышивать свои наряды еще до того, как определялась дата венчания. Чаще всего применялись нитки красного и желтого цветов.

На рубаху надевался сарафан – платье с лямками, не без рукавов. Он мог состоять сразу из нескольких частей и обычно имел клиноподобную форму. Портные в те времена не уделяли внимания женской талии, самое узкое место сарафана находилось вверху, в районе груди. А самое широкое – у земли. Цвет почти всегда был красным, в редких случаях – белый или черный с обилием разноцветной вышивки.

Поверх сарафана надевали передник, который служил своеобразной «визиткой» невесты. Девушки тратили годы на украшение его вышивкой. Весь костюм стягивался одним или несколькими поясами.

Отдельно стоит отметить головной убор новобрачной. Практически во всех регионах России женщины носили кокошники. Могла отличаться только форма или декоративные элементы. По традиции, невеста должна была снять кокошник только перед своим будущим мужем, на церемонии венчания. Священник возлагал на склоненные головы молодоженов венцы и начинал обряд. В разных губерниях кокошник называли сорокой, кичкой, повойников. Но суть всегда была одна и та же – твердый околыш и цветастая ткань, украшенная бисером.

Наряд жениха

Если в западных странах молодой надевает невзрачный костюм и теряется в пестрой толпе, то на русской свадьбе его одежда выделяется сред других. Главный элемент – красная рубаха или косоворотка. В холодное время года ее мог заменить кафтан того же цвета. Часто для пошива костюма использовалось не грубое сукно, а тонкая и изящная льняная ткань. Рубаха жениха тоже украшалась вышивкой, но в меньшем количестве, чем у невесты. Чаще всего тонкий слой вышитой ткани покрывал только ворот. Богатые люди зимой надевали шубы.

На ноги жених надевал штаны или как говорили на Руси – портки, часто черного цвета, и сапоги. Нижняя часть мужского костюма не имела особого значения.

Головной убор жениха – обязательно шапка, вне зависимости от сезона. Меха всегда стоили дорого и являлись признаком достатка. Поэтому жених мог надеть меховую шапку, украшенную бархатом или жемчугом, даже летом. Простые люди носили шапки из войлока.

Русский свадебный обряд в деталях

Интересно, что многие традиции дожили до наших дней. Но, хотя форма их осталась почти прежней, суть полностью изменилась.

Сватанье

Если сейчас сваты приходят добиваться согласия молодой, то раньше они шли за благословением отца. Приходили обычно не родители жениха, а его родственники или знакомые, обладающие самым высоким социальным статусом. Весь процесс мог проходить без невесты, ее желание мало интересовало участников церемонии.

Что характерно, на сватовстве было не принято говорить прямо, использовались косвенные выражения. «У вас товар, у нас купец» или «У вас курочка, у нас петушок». Сваты заводили разговор издалека, ведь отец молодой первый раз должен был ответить отказом. Хотя во многих случаях, именно он был больше всех заинтересован в браке. Поэтому церемония отдаленно напоминала торговлю – будущий тесть расхваливал свою дочь и приданное, а сваты хвалили жениха и его род.

Смотрины

Во время сватания вопрос женитьбы еще не решался положительно. Поэтому следующий этап – это смотрины, визит родителей невесты к жениху. По старой православной традиции муж забирал жену к себе домой. Поэтому отец будущей новобрачной ехал смотреть на хозяйство, в котором будет жить и работать его дочь.

Формально именно во время смотрин родители жениха впервые могли посмотреть на невесту и пообщаться с ней. В некоторых регионах обряд смотрин проходил иначе – родители жениха ехали (после сватов) к родителям невесты.

В любом случае, именно на смотринах семьи принимали окончательное решение о браке и о размере приданного. Для невесты этот день был самым важным. Понятно, что формально решение принимал всегда глава семьи. Но мы то знаем, что решение вместо мужчины часто принимает женщина, будущая свекровь.

Обручение в русской традиции

(Благословение невесты)

Помолвка в православном мире сильно отличалась от западного. Хотя наши предки тоже использовали кольца для венчания, этот аксессуар не играл главенствующей роли. Самым важным было официальное объявление согласий отцов каждой из стороны и объявление даты. Стороны как бы заключали «свадебный договор», который скреплялся привселюдным «рукобитием» – отцы семейств пожимали друг другу руки. Именно отсюда пошло крылатое выражение «ударить по рукам».

Интересно, что в процессе обручения окончательно утверждался не только размер «приданного», но и размер «клада». Этим словом называли гарантии материального обеспечения невесты со стороны семьи жениха. В том случае, если будущий муж не справится со своими новыми обязанностями, жена должна была какое-то время жить за счет этих средств.

Подготовка

(Подготовка невесты к свадьбе)

Дальнейшие действия в русской свадебной традиции сильно менялись, в зависимости от эпохи и региона. В целом, их суть сводилась к подготовке торжественной церемонии венчания. Будущая невеста носила уже другую одежду чем сообщала окружающим о предстоящем событии. Иногда проводился девичник, только суть его отличалась от современных гуляний женской компании. Молодая собирала незамужних девушек, чтобы они помогли ей вышить свадебную одежду и подготовить приданное.

Жених тоже не бил баклуши. Ему нужно было позаботиться о выкупе, свадебном поезде и месте для пира. А уже перед самой церемонией венчания, молодой вместе с друзьями шел в баню, чтобы очиститься от всех грехов холостяцкой жизни.

«Свадебный поезд»

Под этим термином в старину подразумевался кортеж из лошадей и подвод, на котором жених и невеста ехали в церковь. Пешая свадебная процессия была только у самых бедных слоев населения.

Сбруя лошадей украшалась цветами и лентами, участники процессии пели песни и желали здоровья и благополучия новобрачным. Мужчины, участвовавшие со стороны жениха, надевали красные рубахи либо украшали свой наряд красными поясами и лентами.

«Выкуп» за невесту

В нашей православной традиции всевозможные ритуалы, связанные с «покупкой» невесты или права проезда жениха, могли проходить на всех этапах свадебной церемонии. В некоторых селах символическую плату брали даже со сватов, которые только шли с предложением.

В большинстве случаев размер платы был символичным или взимался в виде совершения какого-то действия. Иногда предметом выкупа могла быть не сама невеста, а что-то из ее вещей или часть свадебных угощений. Эта часть церемонии во все времена была самой веселой и интересной. Наши предки тоже любили подшутить над женихом, например, предлагая ему другую девушку.

Венчание в церкви

Самое важное таинство во всем свадебном ритуале. Именно тут невеста становилась женой, а жених – мужем. На церковный обряд бракосочетания священнослужитель надевал самые красивые и торжественные одежды. На головы молодоженом возлагались венцы, часто имеющие форму короны.

Ряд ритуальных действий во время венчания символизировал единение молодоженам. Им связывали руки одним полотенцем или поясом, они пили из одной чаши или ели один кусок хлеба. На севере России было принято давать молодым один платок, они должны были, держась за него, войти в церковь.

Только сейчас церковный обряд венчания обрел одинаковую форму по всей стране. В старину священники старались следовать традициям той местности, в которой служили. Они могли накрывать головы молодых тканью или «сталкивать их лбами». Иногда молодые обходили алтарь, становились на одно полотенце, платок или пояс. Вы удивитесь, но традиция после выхода из церкви закрывать символический замок на ключ и бросать его в реку, существует уже несколько столетий.

Гулянья, пир и второй день свадьбы

Сразу после завершения обряда в церкви начинались гулянья. Проходили они, как правило, в доме жениха. Из-за обилия красного цвета в одежде новобрачных, в некоторых регионах России традиционное застолье еще называют «красным обедом».

Свадебных столов могло быть сразу несколько. Гости делились по полу, социальному статусу либо родственным связям. В любом случае, самой важной деталью обряда был процесс рассаживания гостей. Молодые как бы обозначали свое отношение к каждому из гостей. Тут впервые молодожены могли вместе сесть за стол, на самое почетное место, под иконами.

Почти во всех регионах России принято продолжать гуляния и на второй день после свадьбы. Только на эту церемонию приглашают уже не всех гостей, а только самую близкую родню и друзей.